Поделиться


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Оставить наказ кандидату

Выберите округ:


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

«Майдан и выборы. Конец и начало»


Константин Затулин, депутат Государственной Думы России, директор Института стран СНГ

«Известия»

Годовщина «оранжевой революции» полностью подтверждает, что драма в истории повторяется только в виде фарса. Революционеров свозили на Майдан автобусами и поездами; их, как водится, заманивали под образа вождей гривной и зрелищем. Но римейк не состоялся. Состоялись вторые после сентябрьского кризиса политические похороны, на этот раз под знаменами. Киевляне, которых местные радиоголоса с утра 22 ноября наперебой призывали повязать оранжевые ленточки на автомобили, предпочли объезжать Майдан стороной.
Почему оранжевый цвет дискредитировал себя гораздо более ударными темпами, чем красный, всего за полгода? Потому что Оранжевой революции, в отличие от Октябрьской, не было. Был переживший свой срок Кучма, который не хотел уходить. Был искренний протест, который одних привел к Ющенко, а других, как ни странно на первый взгляд, к Януковичу. И был натуральный политический раскол Украины на Восток и Запад, у каждого из которых свои цели во внутренней и внешней политике. Было еще многое другое, был даже состоявшийся благодаря Верховному суду, Верховной Раде и самому Кучме государственный переворот. Но революции, которой клялись на Майдане в верности, не было. Что собственно и удостоверил первый и, я уверен, последний год стопроцентно оранжевой власти. Отмена поправки Джексона-Веника да мучительная реприватизация «Криворожстали», которая пока никого конкретно не осчастливила – с такими более чем скромными приобретениями, при наличии всем известных потерь, положительное сальдо не складывается и кредит вряд ли будет надолго продлен.
Злорадство по этому поводу не только дурно пахнет, коль скоро мы в России продолжаем, даже риторически, называть Украину братской. Злорадство в политике глупо и непрагматично само по себе. Прагматичнее беспокойство. События прошлой недели на Украине должны нас беспокоить. Хотя годовщина Майдана и была фарсом, он был опасным, как всякая попытка гальванизировать труп. Разделившиеся в своем лагере лидеры «оранжевых», — к которым, на минуточку вспомним, принадлежит и сам глава государства, — нашли утешение в том, что публично, по всем каналам телевидения, объявили крестовый поход против оппозиции. Они соревновались в оскорблениях, фактически записывая половину населения Украины в преступники или наследники бандитского режима. Ссылки на то, что поведение в духе Франкенштейна объясняется началом парламентской избирательной кампании, не могут быть оправданием. После стресса, пережитого населением год назад, после первой в истории независимой Украины массовой «охоты на ведьм», сиречь «участников фальсификации выборов».
Это заставляет прийти к определенным выводам. Во-первых, новые власти Украины, как Бурбоны, ничему не научились. У нас уже был повод удивиться, когда Президент половины Украины Виктор Ющенко вместо компромисса предложил Востоку и Югу своей страны розги. Теперь подтверждается, что это не временное заблуждение. Это курс, которым «оранжевые» не могут не следовать, поскольку речь идет именно об идейной колонизации инакомыслящей Украины, о ее исторической переориентации, которая не может быть безразличной России. В этом смысле – да, Ющенко оказался революционером, хотя революции и не было.
Во-вторых, как ни приятна леди Ю нам, российским гетеросексуалам, отчаявшимся найти женщину в собственной политике, Тимошенко бессмысленно пока рассматривать как союзника. Она, конечно, готова играть во все игры со всеми, но политически продолжает бороться за симпатии Майдана. Вот и пусть играет на Майдане, не нами. Директор Института чьей-то национальной стратегии Станислав Белковский, продающий милый образ в России, должен немного, до выборов, потерпеть. Как, впрочем, и баба Параска, вернувшаяся в Киев помирить Юлю с Витей.
И, наконец, самое главное – мы не сможем проигнорировать будущие выборы на Украине. Субъективно, возможно, очень хочется. Даже принять деятельное участие в расширении того рва на границе, который принялись рыть наши стратегические партнеры. Но не получится. Даже если забыть про все не до конца разделенное между Россией и Украиной – корни, культуру, религию, язык и соотечественников, – все равно останется газовая труба. Ее нельзя изъять из политики, пока политики решают ее судьбу. Разные политики могут решить эту судьбу по-разному.
В начале года в России было модно упрекать Президента Путина за вмешательство в украинские дела, за однозначность выбора. Но в прошлый раз на Украине и выбирали одного. Россия при Путине, как и Запад, поддержали каждый своего не по глупости, а потому что спор между Ющенко и Януковичем почти сразу приобрел принципиальный характер: задолго до первого тура все другие кандидаты оказались в нем статистами.
Прошел год. Никто в России, насмотревшись на происходящее у соседей, уже не упрекает Путина за его украинскую политику. В следующем году на Украине будут выбирать 450, а не одного: нет нужды складывать все яйца в одну корзину. Но без решающей, принципиальной ставки и теперь не обойтись. Этой ставкой в борьбе с конкурентной идеей – нет, не демократии, а разрыва Украины с Россией, – могут быть только идейные политические силы. Это и есть главное пожелание Партии регионов и другим, которые, пусть медленно, но обретают собственное политическое лицо.
(статья вышла в сокращенном виде в газете «Известия» 30 ноября 2005 года)
/