Поделиться


Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Защита от спама reCAPTCHA Конфиденциальность и Условия использования

Оставить наказ кандидату

Выберите округ:


Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Написать письмо депутату

Выберите приемную:


Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

На
страницу
депутата

Накануне XXI века (церковь и государство)


журнал «Православная беседа»

Наш собеседник, Константин Федорович Затулин, директор института стран СНГ, советник мэра г.Москвы, председатель движения «Держава», входящего в блок «Отечество — Вся Россия», известен как политик, последовательно отстаивающий национально-государственные интересы России. Его принципиальная позиция по таким ключевым вопросам, как положение 25 млн. русских, ставших в одночасье изгоями в государствах так называемого нового зарубежья, решение проблемы Севастополя и Черноморского флота, однозначное отношение к вопросу о воссоединении с единоверной и единокровной Белой Русью, безусловно привлекает внимание патриотически настроенных православных граждан России. Не менее важна позиция этого авторитетного политика по кардинальному вопросу взаимоотношений Русской Православной Церкви, общества и государства.

-Константин Федорович, Вы известны как политик, имеющий план целостной стратегии отстаивания российских интересов на постсоветском пространстве. Как Вам видятся основные проблемы взаимоотношения Российской Федерации и так называемого нового зарубежья?

— Я всегда считал и считаю противоестественным факт отторжения от России части ее исконных земель в конце нашего века. Территория всего бывшего СССР — на самом деле большой России -является, зоной наших жизненно важных интересов. Между тем на постсоветском пространстве формируются откровенно антироссийские группировки. В первую очередь речь идет о блоке ГУУ-АМ (Грузия, Узбекистан, Украина, Азербайджан, Молдова) и так называемом Балто-Черноморском проекте, который активно лоббируется «мазепинским» режимом в Киеве и «прибалтийскими карликами», установившими у себя фактически режим апартеида по отношению к русскому населению.

О том, что США объявили Украину и Кавказ зоной своих интересов, сказано немало. В настоящее время предпринимаются попытки ликвидации Приднестровской республики — русского, славянского, православного форпоста. Кстати, в Приднестровье роль Русской Православной Церкви осознали как нигде более. В Тирасполе день города не случайно совпадает с праздником Покрова Пресвятой Богородицы — в этом немалая заслуга недавно назначенного епископа Тираспольского Юстиниана.

Показательно, что политику уступок рвущейся в НАТО Молдове проводит Российский МИД, впрочем «козыревское наследство» вновь проявилось, когда МИД активно проталкивал печально известный договор с Украиной… Знаменательно, что против одобрения этого договора соборно выступила Русская Православная Церковь — ее устами в этом случае был митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл. Союз православных граждан принимал самое активное участие в нашей общей борьбе против этого акта национальной измены.

Несмотря на глубокий внутренний кризис, остро переживаемый страной и народом, нет оснований считать все потерянное при распаде Союза навеки утраченным для России. И в нынешние смутные времена. Истинно верую, наш шанс не только в обороне, но и в наступлении.

Особенно когда это касается восстановления утраченных прав нашей Церкви. Приведу пример Абхазии, на территории которой находится знаменитый Новоафонский монастырь, основанный русскими монахами. Русская Православная Церковь имеет на него все права. Сегодня судьба монастыря под вопросом из-за недавнего грузиио-абхазского конфликта, но служба в нем уже ведется. Убежден — эту проблему можно решить окончательно путем церковной дипломатии: как известно, в Москве создается подворье Грузинской Православной Церкви и возникает вопрос об ответном жесте. Я намеренно заостряю этот вопрос, ибо значение Нового Афона огромно — он может и должен стать настоящей Лаврой, мощнейшим центром Православия на Кавказе. Стать тем, чем он был до революции.

Но важнейшим для возрождения российского имперского пространства (а я отнюдь не считаю данный термин отрицательным, скорее, наоборот) является сегодня вопрос воссоединения с Белоруссией. Главный аргумент в пользу воссоединения, помимо очевидных политических, геополитических и экономических резонов, состоит в том, что мы — единый народ. Белорусы и великороссы принимали паритетное участие в формировании общерусского литературного языка, русской культуры, в создании Российского государства. Белорусы, как и русские, до смерти стояли за православную веру — вспомним святого игумена Афанасия Брестского, их так же, как и нас, волновал вопрос общерусского национального самосознания — именно выдающийся белорусский православный мыслитель и историк Михаил Осипович Коялович написал «Историю русского самосознания».

Патриарх Никон пригласил в середине ХVII в. более 300 мастеров-иконописцев и архитекторов, принесших в Московскую Русь искусство изразца, принявших участие в создании великолепных ансамблей Ново-Иерусалимского монастыря, Коломенского и Измайловского дворцов в Москве. Тогда недолгое пребывание Белоруссии в составе объединенного Российского государства привело к культурному прорыву всей Руси. Затем на землю Белоруссии вторглась Речь Посполита и принялась огнем и мечом искоренять все русское и православное.

Этот исторический урок необходимо помнить. Очевидно, что, если мы упустим сегодня реальную возможность воссоединения, последствия могут оказаться трагическими. В случае поражения прорусских сил в Белоруссии самые тяжелые гонения обрушатся на Русскую Православную Церковь, являющуюся активной сторонницей воссоединения. В случае прихода к власти «оппозиции» Белоруссия превратиться в этакую новую Галицию, с захватами православных храмов и прочими прелестями.

Действия молодчиков из «Белорусского народного фронта», жгущих российские флаги и бросающих камни в милиционеров, должны заставить нас в России задуматься . В особенности о роли наших собственных иуд, пытающихся сорвать новое воссоединение России с Белорусью.

В новых независимых государствах проживает более 25 млн. русских людей, ставших в большинстве этих стран людьми второго сорта — откровенными изгоями. Соответственно, необходима мобилизация всех имеющихся ресурсов для отстаивания прав русского и русскоязычного населения.

— Проблема русской диаспоры всегда являлась главным предметом Вашей постоянной детельности, как во время работы в думском Комитете по делам СНГ, который Вы возглавляли, так и в созданном Вами Институте стран СНГ. Что, по-Вашему, необходимо сделать для улучшения положения наших соотечественников? Какие формы взаимодействия Церкви и русских общин, организаций кажутся Вам наиболее оптимальными сегодня?

— В первую очередь необходимо признать русских разделенным народом и добиваться его воссоединения, максимально используя международный опыт в этой области (например, опыт воссоединения Германии). Также необходимо создание полноценной жизни диаспоры со всеми экономическими, политическими и культурно-образовательными структурами. Здесь огромное поле для взаимодействия с Русской Церковью. Собственно, Церковь уже сегодня является организатором и координатором русских общественных и культурных объединений. Зачастую именно епархии и приходы предоставляют и помещения для этих организаций, и страницы своих изданий, что особенно важно в тех государствах, где все делается для вытеснения русской культуры. Что и говорить, во многих регионах церковные общины являются единственными островками русскости. Большинство верующих — носители нашей духовной культуры, «русской идеи», активно противостоят антирусской политике во многих государствах СНГ, в особенности на Украине и в Прибалтике. Взаимоусиление церковных и русских общественных структур способно в итоге переломить негативные тенденции в тех государствах, в которых русофобия возведена почти в ранг официальной политики.

Для успешного становления русской диаспоры должен быть востребован опыт первой русской эмиграции, самоорганизовавшейся во многом при помощи структур Церкви. Тогда были созданы духовные центры, такие как знаменитый Свято-Сергиевский богословский институт в Париже, с которым связана деятельность выдающихся русских богословов и мыслителей (их имена хорошо известны православному читателю). Помимо всего прочего, именно они объединили вокруг себя друзей России из числа интеллигенции государств проживания. Этот опыт крайне важен в условиях неблагоприятной для России и русских внешней среды.

В этой связи я считаю своим долгом отстаивать проект создания Черноморского филиала МГУ в Севастополе, в рамках которого будет функционировать и филиал Московского Свято-Тихоновского богословского института, являющегося сегодня одним из крупнейших и авторитетнейших учебных заведений Русской Православной Церкви. Это тем более актуально, что в Крыму уже действует эффективная система подготовки исламистской крымско-татарской элиты, настроенной крайне антироссийски. Необходим адекватный русский православный ответ. Подобные образовательные центры с православной составляющей должны быть созданы в узловых точках русского мира.

— Не успела наша церковь оправиться от беспрецедентных по масштабам большевистских гонений, как на Украине и в Эстонии на нее обрушились новые мощные удары. Какие меры по защите Православия на Ваш взгляд, можно и должно принять?

— Действительно, Русская Православная Церковь в последнее десятилетие претерпела беспрецедентные гонения в Эстонии и на Украине. На Украине греко-католиками и раскольниками захвачены тысячи храмов, в том числе такие святыни, как Владимирский собор и Выдубицкий монастырь в Киеве, имели место массовые жестокие избиения тысяч верующих, предпринимались попытки штурма знаменитой Почаевской Лавры и великой святыни Православия Киево-Печерской Лавры, где покоятся святые мощи более трети русских святых. Украинское государство оказывает постоянное давление на каноническую Украинскую Православную Церковь, требуя отделения от Московского Патриархата. В СМИ развернута настоящая информационная война против канонического Православия, на Западной Украине до сих пор есть 350 «горячих точек» — православных храмов, находящихся под угрозой захвата. Этим летом президент Кучма сделал все для срыва мирного крестного хода по Днепру. И это несмотря на то, что Украинская Православная Церковь Московского Патриархата является доминирующей конфессией Украины, объединяющей более 30 млн верующих.

В Эстонии у нашей Церкви просто аннексируется имущество. И это при том, что русские являются наиболее религиозно активной частью населения Эстонии. Так, согласно социологическим опросам, 67% русских в Эстонии считают себя чадами Православной Церкви Московского Патриархата, в то время как 43% эстонцев никогда не посещают кирху. В настоящее время власти Эстонии пытаются лишить Русскую Православную Церковь кафедрального Александро-Невского собора, построенного императором Александром Третьим, и являющегося ныне центром русской духовной и культурной жизни.

Я мог бы продолжить это печальное путешествие по бывшим союзным республикам , но вот что показательно:

все эти вопиющие нарушения прав человека не замечаются «профессиональными правозащитниками» и журналистами как в России, так и на Западе. Что же делать? Ответ подсказывают враги Церкви, как за рубежом, так и в России. Вспомним, какое беспрецедентное давление, да и откровенное вмешательство в наши внутренние дела были предприняты против принятия последнего российского Закона о свободе совести, хоть как-то защищающего традиционные конфессии России от натиска зарубежных сект. Надо учиться у своих противников и оппонентов. Убежден, что для защиты наших соотечественников и единоверцев, нашей Святой Православной Церкви должен быть задействован весь потенциал нашей дипломатии (и не только дипломатии), нашей журналистики, юриспруденции, мобилизовано общественное мнение в стране и за рубежом. Неравнодушие России к делам Православия за границей тем более важно, что, как мы прежде выяснили, русские люди без Церкви и государства не организуются. Даже на свою защиту.

Интервью взял Кирилл Фролов

 

/