Поделиться


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Оставить наказ кандидату

Выберите округ:


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Наша память нас не оставит в беде

Источник: Парламентская газета

В последнюю пленарную неделю, 22 ноября, депутаты сняли с рассмотрения возвращённый в 1995 году Президентом Борисом Ельциным без рассмотрения законопроект «О приостановлении одностороннего сокращения и об обеспечении содержания Черноморского флота».

Казалось бы, что за событие? Все уже хорошо знают, что Государственная Дума VII созыва с первых дней своей работы принялась расчищать авгиевы конюшни, снимая с рассмотрения накопившиеся за четверть века обездвиженные законопроекты. Многие из них, принятые в первом и даже втором чтении, или не принятые вовсе, отлёживались в «долгом ящике» из-за изменения русла законодательных работ, сделавшего их принятие несовместимым с более удачливыми товарищами. Многие, вдохновлявшие депутатов прежних созывов, потеряли свою актуальность.

Конечно, уже нет никакой нужды запрещать сокращение Черноморского флота, который вернулся в родную гавань вместе с Крымом и Севастополем. Но, выступая 22 ноября в Государственной Думе, я сказал, что если бы законы, как и ораторов, награждали аплодисментами, то имело бы смысл поприветствовать уходящий в небытие законопроект «О приостановлении одностороннего сокращения… Черноморского флота», который депутаты первой Государственной Думы приняли дважды. После того как его отклонил Совет Федерации, первая Государственная Дума приняла его вторично, преодолев наложенное вето. Борис Ельцин, просыпавшийся утром с мыслью «что бы ещё такого сделать для Украины?», в нарушение всех норм и правил отказался подписать вторично принятый закон и вернул его Думе. Но свою роль опальный закон продолжал играть, предостерегая запутавшуюся в 90-е годы в трёх соснах российскую власть от слишком беспечного отношения к проблемам Черноморского флота, Севастополя и Крыма.

Я был автором и инициатором принятия этого закона вместе со своими коллегами по Комитету по делам СНГ и связям с соотечественниками первого состава. В первой Государственной Думе в 1995 году нами была создана специальная депутатская Комиссия по Черноморскому флоту. Хорошо помню, что у нас были вполне конкретные причины для вторжения в тянувшиеся годами переговоры по его разделу между Россией и Украиной. На всех этапах этого процесса украинские партнёры применяли одну и ту же тактику: выторговывали у российской стороны уступки авансом, а затем уходили от договорённостей, выдвигая всё новые и новые претензии. «Отдайте нам все пункты базирования Черноморского флота за пределами Крыма — для российского флота Крыма будет достаточно!». Отдали. «Отдайте нам запасной командный пункт и базу в крымском Донузлаве — вам с лихвой хватит Севастополя!». Отдали. Наконец, «почему бы ВМС Украины и Черноморскому флоту России не базироваться в Севастополе совместно?». И на это вынуждены были пойти переговорщики, подчиняясь команде Бориса Ельцина и Виктора Черномырдина. Потому что на всех этапах переговорах «за Украиной стоит Запад», как признался в 1999 году в Совете Федерации тогдашний министр иностранных дел Игорь Иванов.

Так было. В таких условиях развёртывалась Третья Севастопольская оборона, в которой вместе с моряками Черноморского флота, гражданами города-героя Севастополя, представителями русской общины Крыма принимали участие неравнодушные к их судьбе политические и общественные деятели России, в том числе депутаты Государственной Думы всех прошлых созывов. Именно в 90-е годы город Москва и другие российские регионы пришли на выручку Черноморскому флоту, финансировали за государство его содержание, тратили на ремонт и достройку его кораблей собранные своими налогоплательщиками средства. И хотя нас обзывали «маргиналами», объявляли «персонами нон грата», депортировали при каждом удобном случае власти Украины, все вместе мы не дали России забыть о Севастополе и Крыме, а Севастополю и Крыму — потерять надежду на возвращение. Закон 1995 года — долгожитель в законопроектной базе Государственной Думы — тоже внёс свой личный вклад в приход «Крымской весны» в 2014 году.

Пренебрегать памятью — глупость, если не преступление. Перефразируя Высоцкого, «наша память нас не оставит в беде». Вот сейчас, не только за рубежом, но и в ходе предвыборных дискуссий в нашей стране нашему обществу навязывают полемику о возвращении Крыма в Россию в 2014 году. Лозунг «Россия забрала нашу землю!» находит своего покупателя не только на Украине. На Украине же он лежит в основе официальной государственной русофобии. Мы же официально на эту тему не дискутируем — Крым вернулся и точка.

Я предлагаю перевести разговор на другую тему: «А на каком основании Украина вообще вправе считать Крым своей землей?» Уходить от такого обсуждения нам не нужно и не должно — ведь правда на нашей стороне. Крым на незаконном основании пребывал в составе Украины до 1991 года и после. Из-под конструкции «у нас забрали родную землю» нужно выбить подпорку — незаконное решение о передаче Крымской области в состав УССР в 1954 году.

Это было решение узкопартийной верхушки. Президиум Верховного Совета СССР, который проштамповал этот акт, не обладал такими полномочиями по действовавшей тогда Конституции. Никто и не думал, в отличие от 2014 года, проводить по этому поводу референдум. Моего отца и мать не спрашивали — передавать ли обильно политый кровью наших предков кусок российской территории Украине?

Нужно довести дело до конца и вслед за Верховным Советом РСФСР, принявшим в 1992 году такое Постановление, законодательным путём отменить как несоответствующие даже тогда нормам права решения 1954 года о передаче Крыма Украинской ССР. Признать их не порождающими правовых последствий с самого момента их принятия и не имеющими юридической силы. Мы, и только мы можем забить этот осиновый кол в вурдалака 1954 года: Россия — правопреемник СССР, а значит, обладает не только правом платить за него все долги, но и юридической возможностью править и отменять принятые в СССР решения.

Я вижу в отмене акта 1954 года серьёзный политический и пропагандистский козырь. Я только сказал об этом в Крыму, а противники уже переполошились. На Украине уже нашлись юристы, которые рассказывают, что решение 1954 года было верхом юридического совершенства. Вот пусть они это и доказывают, особенно на Западе. А мы напомним, что в стране была тоталитарная система, прошёл всего год со смерти Сталина, и люди были лишены возможности протестовать. Но в Крыму они боролись против своей украинской прописки все 23 года незаконного пребывания в составе независимой Украины.

Признав решения 1954 года не имеющими законных правовых последствий, мы должны будем в будущем году отменить как противоречащую этому и самой нашей Конституции ту статью узаконенного в 1999 году Договора «О дружбе, сотрудничестве и партнёрстве между Российской Федерацией и Украиной», которая по факту подразумевает признание Крыма и Севастополя частью Украины. И сделать это надо будет до 1 октября 2018 года, когда наступает срок извещения о продлении действия этого Договора на следующий десятилетний срок.

Константин ЗАТУЛИН,
депутат Государственной Думы I, IV, V и VII созывов,
председатель Комиссии Государственной Думы
по Черноморскому флоту в 1995 году

/