Поделиться


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Оставить наказ кандидату

Выберите округ:


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Наступление на Киев: своими претензиями к Украине поляки помогают России

Источник: ФАН

В конце августа премьер-министр Польши Беата Шидло заявила, что ее страна имеет право на репарации со стороны Германии за ущерб, причиненный во время Второй мировой войны. По ее словам, репарации должны стать «напоминанием о справедливости, о том, что Польше принадлежит».

Немецкое правительство, в свою очередь, ответило, что «вопрос репараций закрыт». Однако 4 сентября министр иностранных дел Польши Витольд Ващиковский призвал официальную Варшаву поспешить с решением вопроса о получении военных репараций.

«Много предыдущих правительств умывало в этом деле руки. Уходят последние жертвы Второй мировой войны, и в этом контексте нужно спешить», — добавил Ващиковский.

Следует ли Варшаве ждать выплат от Берлина? С какой целью Польша столь настойчиво напоминает о себе? И кто станет следующим в списке требований Польши?

Об этом корреспондент Федерального агентства новостей поговорил с депутатом Государственной Думы Константином Затулиным.

— Как вы считаете, после громких заявлений Ващиховского, будет ли Германия действительно выплачивать репарации Польше?

— Нет. Никакие репарации Германия Польше выплачивать не будет. Думаю, это должны были бы себе хорошо представлять в Польше те люди, которые об этом заявляют. Цель этих громких высказываний совсем в другом. Это заявление было сделано для того, чтобы пробудить в Польше антинемецкие, националистические настроения. Это единственная сколь-нибудь достоверная причина того, что на уровне министерства иностранных дел звучат подобные заявления. Думаю, мы должны исключить факт непонимания Ващиковским того, что никаких репараций не будет.

— Для чего нужна Польше эта антинемецкая пропаганда?

— Об этом мы можем только догадываться. Лично я полагаю, что это связано с возросшими амбициями Польши. Варшава сейчас хочет претендовать на большую роль в европейских делах. Однако она в настоящий момент не может рассчитывать на то, чтобы свободно получить такую роль в Европейском Союзе.

Это заявление польского МИД призвано усилить самомнение Польши и анонсировать роль, которую сегодня эта страна пытается играть в регионе, пользуясь недовольством новой Европы в отношении Европы старой.

— Какие инструменты используют поляки для своего укрепления в регионе?

— Налицо стремление объединить вокруг себя возможных партнеров — такие страны, как Чехия, Словакия, Венгрия. Для этих стран так же, как и для Польши, характерен скептицизм по поводу ЕС, где тон задают Германия и Франция. Сегодня Варшава пытается обратить на себя внимание и сделать заявку на новую роль в будущем Трехморье, как они называют этот проект. Они хотят создать нечто вроде своего собственного союза — союза восточноевропейских государств.

— Когда у Варшавы возникли идеи о подобном альянсе?

— Думаю, активизация этого движения произошла после визита президента США Дональда Трампа в Польшу и Европу. Тогда поляки убедились, что у Вашингтона есть расхождения с Берлином и что они углубляются. В то же время американский президент поощрил Польшу своим выступлением в Варшаве. После этого визита поляки и пытаются изменить расклад сил в регионе.

— Насколько реалистичны эти планы?

— На самом деле, Польше не удастся этого сделать. Дело в том, что другие недовольные политикой ЕС европейские страны имеют свой набор претензий, и он не во всем совпадает с польским. Нельзя забывать и того, что у старой Европы, более опытной, стоявшей у истоков ЕС, есть свои рычаги влияния, в том числе в странах новой Европы. И они, конечно, будут бороться за сохранение своего влияния с этими польскими поползновениями. В конечном счете, это фанфаронство со стороны польских деятелей ни к чему хорошему не приведет, только к обострению отношений внутри ЕС.

— В связи с выдвигаемыми амбициями Варшавы вспоминается недавний дипломатический инцидент. В начале августа Украина выразила Польше протест в связи с планами разместить на обложке польских заграничных паспортов изображение воинского мемориала во Львове. Может ли в будущем Варшава выдвинуть не только репарационные, но и территориальные требования к Киеву?

— Мне сложно сказать, до чего дойдет Польша. Но того, что она смело играет в этих вопросах, отрицать нельзя. Как говорится, на каждого мудреца довольно простоты. Мы в России должны за этим наблюдать с определенным интересом, поскольку не подталкиваемые нами, не ангажированные нами, относящиеся к нашей стране с крайним предубеждением поляки фактически льют воду на интересы России.

Своим поведением они дестабилизируют то самое единство Запада, о котором так любят говорить наши партнеры. Я не исключаю, что в перспективе поляки помогут нам наладить отношения со старой Европой, которая, конечно, не рада таким союзникам, как Польша, при нынешнем политическом раскладе.

— Как, по вашему мнению, может отреагировать Киев на эту «войну с двух фронтов»?

— Киев оказался в двойственном положении. Украина претендует на то, чтобы быть второй Польшей. При этом Киев надеется прежде всего на американскую поддержку. То есть между ним и Варшавой разворачивается конкуренция по принципу, кто из них ближе к США. Я думаю, по потенциалу и нынешним возможностям Польша для Америки предпочтительнее, и с этой точки зрения амбиции у Варшавы велики. Полагаю, конкуренция Польши и Украины за американское внимание на самом деле нам тоже на руку.

Герман Парло

/