Поделиться


Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Защита от спама reCAPTCHA Конфиденциальность и Условия использования

Оставить наказ кандидату

Выберите округ:


Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Написать письмо депутату

Выберите приемную:


Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

На
страницу
депутата

Назло Европе


Литературная газета

В прошлое воскресенье народ Приднестровья вновь избрал президентом своего давнего лидера Игоря Смирнова. За него, по предварительным данным, проголосовало около двух третей граждан, пришедших на избирательные участки. Поствыборную ситуацию комментирует директор Института стран СНГ, депутат Госдумы Константин ЗАТУЛИН.
Выборы в Приднестровье не принесли никаких неожиданностей. Единственным «сюрпризом», способным как-то повлиять на их исход, могло стать выдвижение кандидатом в президенты нынешнего спикера Верховного Совета республики Евгения Шевчука, которого, как там считают, поддерживает влиятельный приднестровский концерн «Шериф». Эта интрига не состоялась, политической и экономической элите Приднестровской республики хватило ума на то, чтобы снять свои текущие претензии и разногласия перед выборами и не дробить электорат. В этой ситуации избрание Игоря Смирнова было практически предопределено.
Факт «штатных», спокойных выборов в Приднестровье значит немало. В этот раз практически не было попыток с молдавской стороны спровоцировать в непризнанной республике кризис, протащить какую-то свою креатуру, организовать вокруг выборов обструкцию. То, что руководство Молдавии повело себя значительно тише, спокойнее, нежели в годы предыдущих приднестровских выборов, отражает уроки конфликтов, возникших недавно во взаимоотношениях Молдовы и России. Наметилось некоторое успокоение после встречи Воронина и Путина в Минске, вроде бы решается вопрос о снятии ограничений на поставку молдавской сельхозпродукции и вина в Россию. В этой ситуации Молдова не решилась обострять отношения с Приднестровьем, дабы не создавать дополнительных угроз нормализации диалога с Москвой.
В то же время ОБСЕ, находящаяся под американским влиянием, поторопилась заявить, что никаких результатов выборов в Приднестровье эта организация не признает. В этом нет никакой логики. ОБСЕ вовлечена в переговорный процесс между Молдовой и Приднестровьем и при этом напрочь отказывается учитывать реальные факты, признавать результаты народного волеизъявления, которые не признать трудно по определению. В этой республике нет десятков тысяч беженцев, которые служат предлогом некоторым европейским, евроатлантическим структурам для непризнания выборов, например в Абхазии. В Приднестровье обошлось без попыток организации какого-то фарса с параллельными, альтернативными выборами марионетки, как это было в Южной Осетии. Все граждане Приднестровской республики имели возможность принять участие в единственных выборах, что и сделали 64% избирателей из всех, кто имеет там право голоса. Спрашивается: на каком основании ОБСЕ отказывается признавать эти выборы? «Основание» только одно – политические интересы стран, доминирующих ныне в ОБСЕ, нежелание их соглашаться с реальностью. Сталкиваемся с любопытным явлением: Молдова после периода острого противостояния проявляет осторожность, ОБСЕ же, закусив удила, раздувает напряжённость в этом регионе.
Не столько, на мой взгляд, важен итог победы Игоря Смирнова, сколько сам факт существования в Приднестровье демократической избирательной системы. Уровень и стандарты в непризнанных республиках, как ни странно, значительно выше, чем в претендующих на их территории государствах, образовавшихся после распада СССР. В Приднестровье проводятся прямые, на альтернативной основе, выборы президента, в то же время в Молдове президента граждане всенародно не выбирают. Воронин – достаточно авторитарный руководитель Молдавии, уже на второй срок избранный парламентом, в котором доминирует партия коммунистов. Полномочия молдавского президента весьма велики и, по существу, не соответствуют способу его избрания. К примеру, в Италии президент избирается парламентом, но при этом не играет значительной роли в жизни страны.
Если говорить о других непризнанных государствах, то можно отметить ту же тенденцию. В Абхазии и в Южной Осетии проходят выборы и парламентов, и президентов – тоже легитимно, на альтернативной основе, в Грузии же ни один президент не уходил со своего поста по доброй воле, каждый из них был свергнут. И наконец, в Азербайджане при наличии «элементов демократического процесса» всё в значительной степени предопределено клановостью общества, власть в этой стране на наших глазах была передана от отца к сыну. В то же самое время в Нагорном Карабахе обновляются парламентские институты, проходят выборы, перевыборы президента. В воскресенье состоялся референдум по Конституции Нагорного Карабаха.
Непризнанные государства, стремясь получить международное признание, войти в сообщество государств, представленных на мировой арене, демонстрируют более высокие нормы демократии, выбивая аргументы у тех, кто претендует на их территории, и тех, кто им советует немедленно капитулировать, сдать свои полномочия соответственно Молдове, Грузии и Азербайджану. Не странно ли, что подобные советы даёт демократический Запад? Ведь, по сути, политическая линия западных государств в подобных вопросах примерно одна и та же: они не хотят видеть потребности в самостоятельности народов Приднестровья, Абхазии, Южной Осетии, Нагорного Карабаха. Можем констатировать: идеалы, способствовавшие созданию в Европе такого множества различных государств, позволявшие ей долгое время быть неким символом демократии, сегодня попираются в угоду конъюнктурным политическим интересам. Всё это серьёзно компрометирует Европу как таковую.
/