Поделиться


Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Защита от спама reCAPTCHA Конфиденциальность и Условия использования

Оставить наказ кандидату

Выберите округ:


Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Написать письмо депутату

Выберите приемную:


Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

На
страницу
депутата

Новый Баланс сил


«Актуальные комментарии» 05.06.2014

Юбилей по поводу высадки союзных войск в Нормандии ни для кого секретом не был. Ясно, что празднование этого юбилея без руководства России было бы попыткой заново переписать историю Второй Мировой войны. Поэтому западные лидеры тоже при любом стечении обстоятельств не могли представить, что российский лидер не будет участником церемонии.

Со стороны ярко-антироссийских групп на Западе было сделано максимум возможного для того, чтобы отравить атмосферу этой встречи для российского президента (заявления, которые были сделаны наследным принцем Великобритании и ще некоторыми деятелями, которые не сочли ничего умнее, как заранее заявить о своем нежелании встречаться, видеться или здороваться с Путиным).

При этом большинство руководителей на Западе (особенно европейских руководителей) воспринимают встречу в Нормандии как прекрасный повод для того, чтобы попробовать каким-то образом сблизить позиции или о чем-то договориться с Россией.

И здесь у каждого есть свое домашнее задание. Запад хочет добиться от России признания полномочий Петра Порошенко и прекращения всякой поддержки юго-востока Украины: не только гарантий, что на Украину не будут вводиться российские войска (с этим Запад вроде бы уже справился – мы давно дали понять, что об этом речь не идет), но и действий со стороны российского руководства, направленных на «стирание конфликтной ситуации». Это касается и работы СМИ.

Сама украинская власть не может добиться успеха в борьбе с инакомыслящими на юго-востоке, каждое слово, сказанное российскими журналистами, воспринимается как стратегическая операция.

Двоечники из Киева не в состоянии добиться победы, и в этой ситуации они заводят Запад своими бесконечными обвинениями в адрес России, криками о помощи. Запад ведется на эту игру, поскольку в случае с Украиной он «сам обманываться рад», и всерьез убеждает себя и весь мир в том, что речь идет не о внутренней гражданской войне на Украине, а об агрессии России, направленной на Украину.

В качестве подтверждения своим словам Запад приводит одну-единственную и уже давно старую новость – о возвращении Крыма в Россию. Больше никаких серьезных свидетельств и аргументов у Запада нет, но им кажется вполне достаточным тот факт, что Крым теперь на российских картах рассматривается как российская территория. Поэтому я убежден, что компромисс не только возможен, но и необходим, весь вопрос в том, в чем будет состоять договоренность. Чего хочет Запад — не вполне понятно.

Ни США, ни ЕС не собираются в обмен на шаги России, направленные снижение эскалации на юго-востоке Украины, не собирается признавать факт вхождения Крыма в состав России.

Главный компромисс, который мог бы быть достигнут, это прекращение силовой операции и переход к полноценным и полномасштабным переговорам. Вполне возможно, что это можно сделать при международном посредничестве, при участии Европейского союза или России, или при поддержке ОБСЕ, а также ПАСЕ. Вот такого рода компромисс, действительно, необходим. Но условием для такого компромисса является прекращение убийств. А убийства эти не прекращаются именно потому, что украинская армия получила от новоизбранного президента прямой приказ провести зачистку местности до его инаугурации в это воскресенье.

То есть, на самом деле, мы, конечно, должны будем ближе к 7 числу или сразу после него оценить, собирается ли Порошенко, уже вступивший в должность, действовать по прежней схеме и поощрять экскавацию конфликта на юго-востоке Украины.

Для Порошенко было бы логичнее все-таки пойти на компромисс, связанный с проведением серьезных переговоров. Это открывает перед новым президентом Украины новые возможности.

Со стороны России тоже предприняты некоторые шаги. Например, объявлено сегодня об участии в инаугурации посла Зурабова, который носу не казал в течение уже многих месяцев на Украине. Что касается личного желания господина Зурабова, у меня в этом никаких сомнений нет. Посол Зурабов все годы президентства Януковича, пока был послом, рекламировал своего друга Порошенко в российских властных структурах, превратившись в его импресарио. И здесь, мне кажется, речь не только об идейной близости или сходных оценках ситуации. Вероятно, здесь есть более значимые причины, учитывая бизнес-прошлое обоих фигурантов – Зурабова и Порошенко. В настоящий момент Зурабов пригодился Кремлю для того, чтобы протокольным образом зафиксировать свое участие в этой инаугурации..

Очень может быть, что Кремль хочет как-то сковать антироссийскую риторику Порошенко присутствием его закадычного друга на его инаугурации. Но вся проблема в том, что, к сожалению, «черного кобеля не отмоешь добела». И это относится и к Зурабову, и к Порошенко. Зурабов своим бездельничеством и зазнайством за годы своего посольства на Украине убедил политическую элиту России в своей профнепригодности в качестве ее представителя на Украине. И его присутствие на инаугурации никоим образом не исправит впечатление от него в политических кругах России, как бы этого кто-то ни хотел.

Что касается Порошенко, то я очень сомневаюсь, что любовь к господину Зурабову отвратит его от антироссийских действий или взглядов. Господин Порошенко относится к тому прагматичному классу людей на Украине, которые всегда стараются опереться на тех, кто им кажется сильнее. Безусловно, Порошенко давно впечатлен возможностями Запада и давно грезит о том, чтобы быть самым большим другом Запада на Украине. И я думаю, что никакие проповеди господина Зурабова не повлияют на его любовь к Западу.

Таким образом сегодняшние дипломатические игры, это — прикрытие того самого очень трудного решения, которое, на самом деле, должны созреть и в России, и на Западе – о необходимости полноценного компромисса на Украине, а не чьей-то победы в гражданской войне.

Собственно, мы ведь выступаем за то, чтобы голос людей в Донецке и Луганске был услышан. Мы не брали до сих пор на себя обязательств признать независимость этих республик.

В этом отношении руки у официальной Москвы развязаны. Мы лишь требуем, чтобы переговоры велись с реальными представителями протестующего населения, с теми самыми лидерами Новороссии. И если это состоится, то в значительной степени цель будет достигнута. И уже от этого зависит, можно ли будет достичь компромисса по вопросу федерализации Украины.

Потому что сегодня каждый вкладывает в это понятие разное содержание.

Я не понимаю, почему в европейцам, той же самой Ангеле Меркель нужно отказываться от этой идеи и настаивать на войне до победного конца. Если на Западе придет понимание, они, несмотря на давление со стороны американцев, признают необходимость такого компромисса.

Пока, во всяком случае, поведение Европы основано на реакции Соединенных Штатов. Соединенные Штаты не ожидали со стороны России такого поведения, что Москва вернет себе Крым. Соединенные Штаты испуганы тем, что Россия ведет себя самостоятельно. И сейчас Соединенные Штаты хотят реванша.

Европейские лидеры должны рано или поздно это решить, стоит ли им так зависеть от США. В одной стороны, степень их собственной зависимости от американцев не стоит преуменьшать. Но даже понимая все это, они вынуждены пока действовать в определенном коридоре возможностей.

/