Поделиться


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Оставить наказ кандидату

Выберите округ:


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Написать письмо депутату

Выберите приемную:


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

О сути и значении событий 14-15 октября в столице Украины


Как известно, 14 и 15 октября в столице Украины городе Киеве происходили массовые демонстрации и контрдемонстрации, связанные с попыткой празднования 63-й годовщины ОУН-УПА, воевавшей в годы Великой Отечественной войны против Советской армии. 15 октября противостояние сторонников и противников ОУН-УПА вылилось в столкновение между ними на Крещатике. Дополнительный окрас событиям придало участие в рядах гитлеровских пособников священнослужителей униатской и раскольнической «филаретовской» украинской церкви.
В редакцию информационно-аналитического портала «Материк.ру» от наших читателей приходят многочисленные вопросы об отношении к этим событиям.
Ниже мы предлагаем Вашему вниманию ответы директора Института стран СНГ, депутата Государственной Думы Российской Федерации, члена комиссии по сотрудничеству Федерального Собрания РФ с Верховной Радой Украины Константина Затулина, данное им украинскому информационному агентству «УРАинформ» 18 октября.

К.Затулин: «Вопросы церковного раскола на Украине и реабилитации вояк УПА для России не менее важны, чем определение цены на газ»
Александр Иванов, УРА-Информ (Украина)
Российский политик, депутат Государственной Думы Константин Затулин известен, как эксперт по Украине. Его взгляды и суждения могут показаться украинскому читателю неоднозначными и слишком резкими. Тем не менее, мы должны помнить о том, что точку зрения Константина Затулина разделяют очень многие политики, определяющие судьбу России и отношения между нашими странами, и миллионы россиян. Мы попросили господина Затулина прокомментировать последние события в Киеве, связанные с попыткой организовать на Крещатике марш ветеранов УПА и связанные с этим инциденты.
— Константин Федорович, как известно, 15 октября в Киеве произошел конфликт, стычки между представителями националистических организаций с одной стороны и левых, а также православных общественных организаций, — с другой. Как Вы считаете, насколько адекватным было стремление определенных украинских политических сил провести этот парад ветеранов УПА в центре украинской столицы?
— Честно говоря, это, конечно, непостижимо: в то время, как Россия и мир отмечают 60-летие Великой Победы, в Киеве пытаются насадить новое отношение к прошлому, снова и снова переписать историю. Что бы кто ни говорил, а ОУН-УПА боролись с Красной армией на стороне нацистов. Более того, давайте вспомним: это не гитлеровцы убили освободителя Киева генерала Ватутина, а бандеровцы. Разведчика Николая Кузнецова, благодаря которому была сорвана операция «Цитадель», выиграна битва на Курской дуге и стало возможным освобождение всей Украины, — его убили не гитлеровцы, а бандеровцы. И не нацисты убили Киевского митрополита Антония и сотни украинских священников, а бандеровцы.
В кругах, близких к Ющенко очень многие умиляются при виде седых дедушек в форме УПА. Но почему никто не задается вопросом: а так ли уж безопасны и умилительны эти так называемые «борцы за свободу?».
Нас в России очень насторожил тот факт, что сразу после прихода к власти, Ющенко искусственно поднял проблему примирения ветеранов УПА и Красной Армии, и это кощунственно пытались приурочить к 60-летию Победы. Нам известно, и нас это настораживает, что на местах даны указания окружить заботой бывших ОУНовцев. Рано или поздно этот конфликт должен был детонировать, что и произошло.
— Вы воспринимаете произошедшее, как сознательную государственную политику, направленную на переписывание истории?
— Обратите внимание на такой нюанс: неудавшийся марш вояк УПА пытались замаскировать под крестный ход. И особенно показательно, что в этом крестном ходу принимали участие представители только двух конфессий: филаретовцы и униаты. Официальную же заявку на проведение митинга подали молодежная организация Конгресса украинских националистов и УНП Юрия Костенко, которая, как мы знаем, входит в правящую коалицию. Нам также известно, что патронировал мероприятие вице-премьер по гуманитарным вопросам Кириленко. Таким образом, представители власти открыто демонстрируют свою позицию. Это все не может вызывать одобрения или понимания в России.
В принципе, уже сейчас можно констатировать, что обещанных «новых ветров» в украинско-российских отношениях со сменой правительства не появилось. И пусть к тому, что произошло в субботу, Юрий Ехануров и не имел непосредственного отношения, но он и не отмежевался от этих одиозных событий.
— Вы ведь не просто так заговорили о том, что марш ветеранов УПА поддержали определенные религиозные конфессии…
— Безусловно, ведь мы сегодня наблюдаем прямое участие Ющенко в интригах вокруг Московского патриархата. Ради справедливости отметим, что эти интриги начались не при нем, а еще при Кравчуке. Исключительно топорное вмешательство светской власти в жизнь церкви привело к тому, что стал возможным и сам филаретовский раскол, и дальнейшее существование филаретовской церкви, которую нигде в мире никто не признает.
Вы посмотрите, какая подобралась компания: бандеровцы, филаретовцы и униаты — симптоматично. Это, собственно, еще одно свидетельство медленного дрейфа Филарета к Ватикану. Он, знаете ли, похож на такой малый астероид, который попал в орбиту крупной планеты. Создание поместной церкви, о котором так ратуют Ющенко и Филарет, на самом деле означает не независимость украинской церкви, а ее духовное порабощение Ватиканом. Жаль, что ко всему этому причастен Константинопольский патриархат, который при поддержке Ющенко ворует паству у Московского патриархата. Именно после встреч с Ющенко и Зинченко Константинопольский патриарх открыл сразу два подворья в Украине: в Киеве и Львове.
Если подытожить, то больше всего меня в нынешней Украине смущают два обстоятельства: откровенный курс на реабилитацию бандеровцев и курс на углубление церковного раскола.
— В России было бы возможно нечто похожее? Например, реабилитация власовцев?
— В России и в голову никому не пришло бы организовывать марш власовцев по Красной площади. Во Франции, к примеру, политическая жизнь не менее напряжена, чем в Украине. Но там ни одна сила в политических целях не пытается восхвалять маршала Петэна или вишистское правительство. В Норвегии никто не возвеличивает Квислинга. И только в Украине почему-то считают это допустимым.
Это дико, но симптоматично. По всей видимости, у представителей украинской власти настолько бедный политический арсенал, так катастрофически не хватает аргументов, что им приходится прибегать к таким, как реабилитация и возвеличивание УПА.
Некоторые малообразованные украинские коллеги говорят мне: «Но вы же у себя, в России, перезахоронили Деникина. Да, мы перезахоронили Деникина, у нас можно найти памятники Колчаку, но это было актом примирения по отношению к гражданской войне. Но в России никогда не стоял вопрос о реабилитации Власова и РОА.
Причина-то тут проста: и власовцы, и бандеровцы, безусловно, ужасно недовольны своей лакейской ролью при Гитлере, поэтому им ничего и не оставалось, кроме как пытаться представить себя в роли борцов за свободу.
— Сложилась несколько непонятная ситуация с возможным визитом Владимира Путина в Украину…
— Путин отложил свой визит в Украину — и очень правильно поступил. Уже известно, что вначале руководство Украины встретится с Генсеком НАТО. Очевидно, что власть Украины попыталась бы использовать визит Путина для успокоения той части населения, которая не приемлет идеологии Ющенко, возрождения ОУН-УПА, переписывания истории. Россия — не марионетка, чтобы нами манипулировали — да еще и те политические силы в Украине, которые не в состоянии навести порядок в собственной стране, найти общий язык со своими соратниками по Майдану.
То, что происходит, — не только попытка разрыва с прошлым. Для России это вопросы куда более важные, чем вопрос цены на газ. Для нас это принципиальный вопрос — мы должны решить можем ли мы иметь такого стратегического партнера.
— Подобные события подрывают доверие к украинской власти?
— По этому поводу скажу вот что. Вы знаете, что практически сразу после инаугурации Ющенко побывал в Москве. В том числе он встретился с Алексием II. Мы все слышали, что он говорил Патриарху о том, что украинская власть не должна и не будет вмешиваться в церковные вопросы, поддерживать какую-либо конфессию. И что же мы видим? Ющенко обманул Патриарха. Мы видим, что униаты переносят резиденцию своего митрополита из Львова в Киев. Естественно, что сделали они это при полном понимании и поддержке светской власти. Это к вопросу о доверии.
— Какие политические силы в Украине Вы могли бы назвать своими союзниками, кто разделяет Вашу точку зрения?
— К сожалению, далеко не все политические силы в Украине понимают важность происходящего. Есть такие, которые в переговорах доказывают, что они настоящие оппозиционеры, а когда дело доходит до дела — путаются в трех соснах или предпочитают стоять в стороне.
Честно говоря, особенно меня удручают два обстоятельства.
Во-первых, порядок на улицах Киева обеспечивает МВД, которым руководит Юрий Луценко, член Социалистической партии. Как известно, СПУ поддерживает партнерские отношения с нашими коллегами — российской партией «Родина», которую возглавляет Рогозин. Мы очень хотим спросить у господина Рогозина, каким образом его политические партнеры способствуют сохранению церковного единства и предупреждению бандеровских шабашей в центре Киева. Не ошибся ли Рогозин с выбором союзников?
Во-вторых, наш спикер, Сергей Миронов, посетивший Киев накануне, насколько известно, поддерживает тесные отношения с Владимиром Литвином и его Народной Партией. При этом в такой момент Литвин с отвлеченным видом рассуждает о возможности придания воякам УПА статуса ветеранов войны.
Это может говорить о том, что или Литвин — наивный человек, или он — провокатор. Как он может при этом ломать комедию со своей пророссийской ориентацией? По всей видимости, Миронов склонен не только к экстравагантному поведению, но и к экстравагантному содержанию своих политических контактов. И это тоже вопрос, который не может меня не волновать.

/