Поделиться


    Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

    Защита от спама reCAPTCHA Конфиденциальность и Условия использования

    Оставить наказ кандидату

      Выберите округ:


      Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

      Написать письмо депутату

        Выберите приемную:


        Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

        На
        страницу
        депутата

        Обострение на Донбассе: что дальше?

        Источник: Украина.ру

        На востоке Украины участились обстрелы. Они совпали со сменой американской администрации и ее риторикой в отношении России и Украины. Также в феврале исполняется шесть лет Минским соглашениям. Перспективы решения конфликта обозначили в своих прогнозах эксперты.

        Депутат Госдумы из фракции «Единая Россия» Константин Затулин

        — Я говорю, что Украина сама кузнец своего несчастья. С этой точки зрения все, что может произойти, к примеру, интеграционный форум, произошло. Доктрина «Русского Донбасса» мотивирована поведением Украины. Если бы Украина так бы себя не вела, если бы она не отлынивала от своих обязательств, если бы демонстративно не запрещала русский язык все больше и больше, то, наверное, не было бы и повода, а сейчас эти поводы появляются.

        Политолог Дмитрий Абзалов

        — Позиция России последовательна. Суть заключается в том, что, если мы реально хотим, чтобы ДНР-ЛНР интегрировались в украинский контур, они должны защитить там свои права, как в любой федерации. Поэтому с этой точки зрения Москва защищает здесь прежде всего права граждан ДНР-ЛНР. И чем дальше двигается Украина, тем меньше вариаций, что они вернутся. Даже если завтра ДНР-ЛНР вернутся, что Украина с ними делать будет? Там необходимо как минимум $50 миллиардов, а весь бюджет Украины составляет чуть больше 40. Выплаты от российского газа потребуют 20 лет: вы все деньги будете направлять на Донбасс, и их все равно не хватит. Поэтому, с одной стороны, не хочется отдавать [Донбасс], потому что протест, а с другой — и взять не может. В этом проблема: Украина растянута между двумя необходимостями, и без внешнего давления это (урегулирование. — Ред.) не произойдет.

        Директор Института социально-экономических исследований Финансового института при правительстве РФ, доктор экономических наук Алексей Зубец

        — Украинская сторона не собирается выполнять Минские соглашения, но и выходить из них не собирается. У «Оппозиционной платформы — За жизнь», которая выдвигает здравые идеи о политическом и экономическом статусе Украины, судя по данным соцопросов, нет шансов победить на досрочных выборах. Территориальная и политическая фрагментация не позволит здравым силам на Украине сформировать правительство, которое решит донбасский конфликт. Россия готова решить эту проблему за счет признания донбасских республик в качестве самостоятельных государств с последующей интеграцией в Россию или с превращением их в продолжение своего экономического пространства.

        Директор украинского информационно-аналитического центра «Перспектива» Павел Рудяков

        — Насколько я понимаю ситуацию, Россия не в состоянии интегрировать Донбасс по целому ряду обстоятельств, и политика Кремля и Смоленской площади сейчас направлена больше на поиск каких-то компромиссных вариантов, на диалог, в первую очередь с европейцами, но и с американской администрацией по стратегическому балансу и каким-то другим глобальным вещам. В данном случае Донбасс не рассматривается как часть, которую нужно сейчас вот интегрировать в Россию. Получается, что Россия не может, а Украина не хочет реинтегрировать Донбасс по целому ряду обстоятельств, по мотивам внешнего управления. Поэтому, мне кажется, что эта ситуация заморозки для жителей Донбасса будет продолжаться, по крайней мере, в этом году.

        Украинский оппозиционный политик Олег Царев

        — Думаю, что будут из Украины делать вторую Грузию. Конечно, Запад вслух это не скажет, но он будет делать все то, что захочет, не оглядываясь ни на кого, в том числе и на Россию. И весь Запад будет аплодировать подобным шагам, любому беззаконию и будет его поддерживать. У России была возможность выстраивать отношения с Украиной до Евромайдана, включиться во все эти события во время Евромайдана и после, когда после госпереворота на Юго-Востоке губернаторы знали, что их всех, а также местных силовиков будут снимать, возбуждая при этом уголовные дела за то, что посылали милиционеров в Киев. Половина Украины была готова не признать Майдан. Для этого надо было просто протянуть руку. Россия этого не сделала. У России была возможность сделать из Донбасса витрину Русского мира. Но она этого не сделала.

        /