Поделиться


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Оставить наказ кандидату

Выберите округ:


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Оппозиционеры в Грузии — еще в меньшей степени друзья России, чем Шеварднадзе


Страна.Ru

В интервью Стране.Ru директор Института стран СНГ Константин ЗАТУЛИН выразил уверенность в том, что Эдуард Шеварднадзе не признает факта фальсификации парламентских выборов.

— Возможно ли признание со стороны Эдуарда Шеварднадзе фальсификации выборов, и к чему оно может привести?

— Шеварднадзе поэтому так и тянет и не сдается в вопросе о фальсификации, что признание фальсификации выборов — это грандиозный публичный позор. И если даже сегодня все подозревают, что фальсификация имеет место, но при этом власти официально не признали этого, у него есть поле для маневров. Он не признает фальсификации, безусловно. В обратном же случае дальнейший сценарий раскручивается очевидным образом. Между признанием фальсификации выборов и отставкой Шеварднадзе дистанция очень маленькая.

— В понедельник Шеварднадзе встречался с главой Аджарии Асланом Абашидзе и даже получил от него поддержку. Какова, на ваш взгляд, вероятность того, что Шеварднадзе выберет Абашидзе в свои преемники на президентском посту?

— Нельзя быть уверенным, что такое решение возможно. Никаких иллюзий в отношениях Шеварднадзе и Абашидзе не существует. Для первого это означает сдачу на милость другому крылу политического спектра. По большому счету, его выгода в случае отдачи власти Абашидзе очень туманна. Шеварднадзе может разыгрывать «фактор Абашидзе», пытаться сделать вид, что он его поддерживает, потому что Абашидзе не в первых рядах сторонников отставки Шеварднадзе сейчас. Он может использовать ситуацию для того, чтобы оказать давление на тех, кто сейчас в первых рядах, но реально такого решения он не примет. И никто не даст ему принять такое решение.

— Насколько вероятен распад Грузии и по какому сценарию он может пойти?

— Грузия — это такой элемент таблицы Менделеева, который находится в состоянии постоянного полураспада. С этой точки зрения, дальнейшая дезинтеграция Грузии вполне возможна. В зависимости от того, как пойдут события в Тбилиси. В любом случае, есть свои плюсы и минусы и у Шеварднадзе, и у его противника, — с точки зрения их стремления не допустить распада. Шеварднадзе до сих пор легитимный президент. Все те, кто попробует сместить его путем переворота, будут нелегитимны и позволят поступать регионам Грузии так, как им заблагорассудится. Есть такие регионы, которых и подталкивать особо не надо. Начиная с Аджарии. В Мегрелии все тоже не так спокойно, как может показаться. Далеко не спокойно.

— То есть приход к власти в Грузии, скажем, Абашидзе и может инициировать процесс саморазрушения страны?

— Да, это может привести к отторжению других районов страны. Вообще Грузия — это лоскутное одеяло. Мы все время недооцениваем тот факт, что Грузия только проходит тест на самостоятельное существование. Оно еще не состоялось как государство.

— Шеварднадзе в России всегда воспринимали как проамериканского политика. . .

— Не всегда. В начале, когда он вернулся в Грузию, в Москве было сплошное ликование от того, что «наш» Шеварднадзе, который понимает Россию, здесь делал карьеру, здесь был министром иностранных дел, разберется с этими «юнцами», которые не знают и не ценят нашей общей истории. Очень скоро выяснилось, что Шеварднадзе похлеще, чем Гамсахурдиа.

— И тем не менее, сейчас поддержка Вашингтона направлена совсем в другую сторону. Как это объясняется?

— В том-то все и дело, что нынешние проблемы — это проблемы не борьбы пророссийских сил с прозападными. Это конфликт грузинский внутринациональный, скроенный по западному образцу, конфликт в борьбе за власть, когда более молодые волки пытаются отстранить от власти тех, кто дал им дорогу в политику. Эти люди в еще меньшей степени друзья России, чем Шеварднадзе. У того, в отличие от них, есть хотя бы необходимость оправдаться за то, что он был членом Политбюро. Поэтому то, что касается Саакашвили и Бурджанадзе, Жвания и остальных — это люди, которые ориентируются на Запад в еще большей степени и пытаются доказать, что они гораздо большие «девочкины друзья» (как в мультфильме). А Вашингтон следует своей традиционной тактике, отказываясь от прогнивших владетелей. Так он поступал с южнокорейскими диктаторами, вьетнамскими диктаторами, со всеми теми диктаторами, которые его поддерживали когда-либо. Как только они теряли популярность, в том числе из-за поддержки американцев, они ставили новых. Я уверен, что, приди на смену Шеварднадзе кто-то из тех, кто требует его отставки, коррупции станет еще больше. Это такая страна, такие традиции. Весь вопрос только в том, кто берет взятки.

— То есть получается, что именно американский фактор и сыграет решающую роль?

— Да. Шеварднадзе использовал свой шанс. В ряде случаев бездарно. Американцам надоело, что финансовая и гуманитарная помощь с точностью до ста процентов разворовывается. Как люди прижимистые они решили попробовать с младореформаторами. А сколько те будут брать, больше или меньше, американцев не интересует. Вашингтон просто меняет декорацию.

/