Поделиться


Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Защита от спама reCAPTCHA Конфиденциальность и Условия использования

Оставить наказ кандидату

Выберите округ:


Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Написать письмо депутату

Выберите приемную:


Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

На
страницу
депутата

Память о Второй Мировой войне в контексте современной геополитики обсудили на международной конференции ведущие эксперты постсоветского пространства


7 мая 2020 года в режиме онлайн состоялась Международная научно-практическая конференция «Память о Второй Мировой войне и современная геополитика». Организаторами мероприятия выступил Институт стран СНГ совместно с ИА REGNUM.

В качестве заявленных для конференции тем были озвучены:

— история Второй Мировой войны как инструмент в борьбе однополярной и многополярной моделей мирового устройства;

— какие геополитические интересы стоят за пересмотром истории Второй Мировой войны в США и государствах Евросоюза;

— «война памятников»: причины, цели, пути противодействия;

— история Второй Мировой войны в политике постсоветских государств, в переформатировании национальных идентичностей;

— память о Великой Отечественной войне как объединяющее начало для народов бывшего СССР.

В рамках конференции свои доклады представили ведущие эксперты из России, Приднестровья, Молдовы, Белоруссии, Литвы и Латвии.

С приветственным словом к аудитории обратился главный редактор ИА REGNUM Модест Колеров:

«Мы часто ищем причины тому, почему правда о Войне подвергается постоянным атакам, постоянной ревизии и становится предметом манипуляций со стороны сил враждебных нашей стране. И поиски эти, к сожалению, остаются тактическими, не удовлетворительными и не достаточно адекватно описывающими реальность. Мы думаем, что наш МИД плохо работает в данном направлении, что не работает Россотрудничество в достаточной степени, мы можем искать причину в том, что и внутри нашего бюрократического правящего класса есть разные настроения, есть монархическая любовь к Маннергейму и в целом мы можем долго перечислять эти факторы. Но я хотел бы обратить внимание на то, что является не тактическими обстоятельствами, а долгодействующими и большими закономерностями.

Первое – Антигитлеровская коалиция была временным союзником. Несмотря на учреждение ООН, она не могла остаться надолго стабильной коалицией даже вокруг такого священного дела, которым была и остается борьба против фашизма.

Второе – мы вступили в исторически длительную полосу, когда сверхдержавный глобализм закончился и наступает новейшее средневековье, которое в своих главных чертах характеризуется победившим протекционизмом где протекционистские последствия коронавируса были использованы для того, чтобы воссоздать национальные границы и национальный контроль. Новейшее средневековье будет характеризоваться новой победой национализма. А в истории Второй Мировой Войны национализм, за редким исключением, всегда был на стороне нацизма. И национальное строительство новых и старых национальных государств всегда выбирает тех героев и участников из истории Второй Мировой Войны, которые «случайно» были союзниками или прямыми пособниками Гитлера. Для них это вопрос национального строительства, национального самовыживания и идентичности, и они никогда не откажутся от пронацистской ревизии добровольно. А доминирующий хозяин – США, понимая временность такого союза, никогда не будет их заставлять избавиться от своего пронацистского шовинистического национализма, поскольку им же и управляет.

Третье — наша священная историческая борьба против фашизма, нацизма и их наследников очень хорошо была описана Лениным в конце гражданской войны. В дневнике он записывает: «Итак, мировой революции не будет. Мы одни». Эти слова мы должны сказать честно сами себе. За исключением Израиля, не еврейской диаспоры, а именно государства Израиль, у нас союзников в нашей борьбе нет – мы одни. Исходя из этого мы должны сделать для себя серьёзные выводы, которые я назвал бы исключительными.

А если мы одни, то это значит, что мы не можем себе позволить предоставить нашу историческую сцену разнузданной борьбе ревизионистских сил против нашего исторического наследия. Пусть они окормляются и борются там, где они нужны для идентичности. Мы не можем позволить себе реабилитацию нацистских пособников и преступников. Но попытки возобновить в нашей стране холодную гражданскую войну и заигрывания с наследниками Власова и Краснова недопустимы. Да, у нас есть законные основания для преследования такой реабилитации, но они плохо работают.

К счастью, помимо общегосударственной работы по мемориализации Дня Победы и памяти о Великой Отечественной Войне, наш народ жив! И чудом является то, что согласно опросам, 90-95% опрошенных в нашей стране поддерживает Бессмертный полк, чтут День Победы и отмечают его. Это признаки национального глубиннейшего консенсуса. У нас за спиной живой и отмобилизованный по этой части народ, поэтому наша совесть может быть абсолютно спокойна. Но эта стена за нашей спиной не отмобилизована в прямом инструментальном исполнении. У нас, за редким исключением, доминирует либеральная ревизионистская монополия в средствах массовой информации, в том числе и в государственных СМИ.

Что делать? Думаю, что сначала нужно избавиться от иллюзий относительно того, что «Запад нам поможет». Нужно выстраивать многоэшелонированную, оборонительную, в том числе, внешнеполитическую систему, со всеми вытекающими последствиями.

Мы с Константином Федоровичем Затулиным неоднократно обсуждали: что мы можем делать в этом направлении, какие общественные силы мобилизовать, как это институализировать, нужен ли нам общественный трибунал или ещё что-то в этом роде. В нашей стране есть законы и стоит ли нам в этом отношении активно действовать. Мы должны нашим «заграничным товарищам», в том числе и тем, кто заявляет, что это не наша война, прямо сказать, что это наша война и никаких компромиссов по этому поводу не будет, а все их поползновения по этому поводу будут получать с нашей стороны адекватную и жёсткую оценку. Мы должны научится отчетливо занимать в этом отношении радикальную позицию и не договариваться с дьяволом».

С приветственным докладом выступил соорганизатор мероприятия Первый зампредседателя Комитета Государственной Думы РФ по делам СНГ, евразийской интеграции и связям с соотечественниками, руководитель Института стран СНГ Константин Затулин:

«Хочу поздравить всех участников с наступающим Днем Победы. Юбилеем, которого мы долго ждали и к которому долго готовились. Конечно, юбилей в этом году запомнится нам навсегда в виду тех условий, в которых он будет проходить. Но я хочу сказать, что никакой режим самоизоляции невозможен в отношении памяти живых и мертвых героев Великой Отечественной. И пусть на этот счет никто не заблуждается. Вы знаете, что у нас в интернете широко обсуждается очередная выходка Шендеровича на «Эхе Москвы», который заявил, что, к сожалению, сейчас на подступах к Москве нет немецких войск. Но как раз именно то, что сейчас их нет и является следствием Победы в 1945 году. А то, что в нашем обществе случаются «Шендеровичи» — это одно из серьезных обстоятельств, с которыми нам нужно каким-то образом разобраться.

Прежде всего, хотел бы сказать, что сейчас, чему мы все являемся свидетелями, вопрос о причинах и последствиях Второй Мировой Войны, конечно же, актуализировался. Несколько десятков лет назад трудно было предположить, что современные политики, собравшись где-нибудь в Европарламенте, ОБСЕ или ПАСЕ, будут штамповать резолюции, в которых будут возлагать на Советский Союз даже не равную, а, может быть, большую, ответственность за развязывание войны. Президент Российской Федерации Владимир Владимирович Путин включился в эту историческую дискуссию. Он несколько раз за прошедшие месяцы выступал по этому поводу. Достаточно вспомнить хотя бы его предновогоднее выступление, посвященное позиции и поведению Польши перед войной, которое вызвало бурную реакцию в Республике Польша.

Мы не можем себе позволить согласиться с тем, что утверждают все эти европейские резолюции. Отмечу, — принятые подавляющим большинством голосов той самой Европы, которая именно нам должна быть благодарна за то, что расовая теория фюрера и он сам вместе с ней ушли в могилу.

Размышляя о том, что привело к такой ситуации, мы, конечно, неминуемо отметим 1991 год, когда распался Советский Союз и таким образом драматически снизились возможности и способности на достойном уровне вести борьбу, отстаивать правду истории. Для многих на период 90-х годов, — и тот же Шендерович пример, — всё связанное с Советским Союзом стало подлежать сомнению, осуждению и проклятию. И в духе этого сомнения расцветают идеи — нужно или не нужно было сдавать Ленинград, что якобы позволило бы спасти жизнь тех сотен тысяч ленинградцев, которые погибли в годы блокады. Хотя никто не объяснил, что бы случилось с ними на следующий день после капитуляции. Но мы знаем, что случилось бы с ними на примере тех оккупированных территорий, которые были под властью фашистских войск в годы войны.

Я бы сказал, что нет ничего особо удивительного в том, что сталкиваются два подхода к одному и тому же прошлому. И это, конечно же, связанно прежде всего с национальными интересами, той самой геополитикой, которая вынесена в заголовок нашей конференции. Я не хочу в своём выступлении опускаться до полемики с какими-то мало кому известными широкой аудитории персонажами, которые представляют себя историками, политологами, выпускают различные опусы в последнее время. И даже с теми, кто уже довольно известен у нас, как например Суворов-Резун, посвятивший этой теме целые тома своих сочинений после того, как совершил предательство и бежал в Англию. Давайте обратимся к людям, с которыми почетно спорить! Я хочу напомнить хотя бы о двух таких личностях, произведения которых давно переведены на русский язык, чьими трудами пользуются исследователи. Попробуем посмотреть с точки зрения сегодняшнего дня: к чему привело развитие идей, заложенных в их трудах.

Я имею ввиду «Историю Второй Мировой войны» Уинстона Черчилля, за которую он получил Нобелевскую премию и которая легла в основу западной историографии. Черчилль, в отличие от Рузвельта и Сталина, которым судьба не предоставила такой возможности, посвятил своё свободное время, — а у него оно было после провала на выборах в 1945 году, — тому, чтобы навязать своё видение истории и зацементировать англо-саксонский взгляд на причины и последствия Второй Мировой Войны. Второе издание, написанное в 1994 году и изданное у нас впервые в 1997 году, — это монография Генри Киссинджера «Дипломатия», более современный взгляд на мир с точки зрения всего потом происшедшего.

Что же утверждается и что обходится стороной в этих фундаментальных трудах?

Вы не встретите у Черчилля никакого упоминания об операции «Немыслимое», которую он готовил на следующий день или даже до наступления Дня Победы 8-9 мая. Как вы знаете, сейчас рассекречены документы, подтверждающие, что им дано было указание оставить вооружение тем немецким войскам, которые массово сдавались в плен на Западе, продолжая сопротивление на Востоке. В полном соответствии со сценарной версией «Семнадцати мгновений весны», Черчилль был готов начать войну с СССР даже до окончания Второй мировой. Само по себе желание Черчилля достичь превосходства над победителем Советским Союзом, не допустить его в центр Европы, каким-то образом украсть результаты Победы у СССР не встречает никакого морального осуждения ни у самого Киссинджера, пришедшего гораздо позже, ни у многих других, которые рассуждают с высокоморальной точки зрения о том, что Сталин и Гитлер, СССР и Германия стоят на одной доске.

Если мы обратимся к труду уважаемого на самом высоком уровне в России политического деятеля, которым является бывший госсекретарь США Генри Киссинджер, здравствующий и поныне, то увидим, что там содержатся очень много утверждений, которые категорически расходятся с нашим представлением о том, что было на самом деле. Когда, например, дело касается политики Франции и Великобритании в преддверии Второй Мировой Войны, то вы можете найти у него массу объяснений их поведению. Киссинджер осуждает их за то, что они провалились и не так отреагировали на Гитлера, но говорит он об этом с позиции адвоката. Оправдания состоят, например, в том, что Великобритания не могла заключить союз с СССР перед Второй Мировой Войной потому, что она поступилась бы своими принципами. Оказывается, демократические принципы Великобритании не дали ей возможности сформировать общий фронт борьбы с Гитлером! И эти принципы абсолютно обходятся стороной, когда речь заходит о Мюнхенском соглашении! Дескать, этот выбор был неправильным, но о принципах здесь Киссинджер уже ничего не пишет.

Когда Киссинджер пишет о Советском Союзе, — он прокурор. Россия, по Киссинджеру, — главный виновник развязывания и Первой и Второй Мировых Войн. Она виновата уж тем, что была обеспокоена своей безопасностью. Ну не странно ли для России беспокоиться о своей безопасности? Если бы она вела себя потише, то, возможно, ничего бы и не случилось. А что касается любимых союзников по НАТО, то для них всегда находится оправдание.

Заметьте, что и в трудах Черчилля и в трудах Киссинджера – людей разных поколений и разных периодов истории, абсолютно обходится стороной не только операция «Немыслимое». Так, рассуждая о «паранойе Сталина», который якобы стремился захватить весь мир, как приз за Победу в Великой Отечественной Войне, они игнорируют, не желают достойно оценивать реальные шаги Советского Союза, который согласился на создание ООН и принял целый ряд решений, направленных на реализацию совместно принятых документов Ялтинской и Тегеранской конференций. Киссинджер не переживает в своих трудах по поводу того, что США и Великобритания вместе, и при Трумэне и при Рузвельте, обманывали Советский Союз, не сообщая ему о разработках атомной бомбы. Конечно, нельзя вычеркнуть историю с дискуссией в Белом доме уже после бомбардировок Хиросимы и Нагасаки. Были разные точки зрения – бывшие сотрудники Рузвельта считали, что надо пригласить Советский Союз к сотрудничеству в области атомной энергии ради того, чтобы не рисковать хорошими отношениями с партнером по антигитлеровской коалиции и исключить на будущее конфронтацию и гонку вооружений. Но в конечном итоге победило мнение Трумэна и его нового окружения, уверенного, что в течение многих лет обескровленный Советский Союз ядерную бомбу не создаст.

Киссинджер, совершенно легко уходя от того, что на самом деле волновало воюющую Америку Рузвельта, пишет о том, что Сталин, оказывается, сам рвался участвовать в войне с Японией потому, что был маниакально настроен на получение компенсаций за это. Благородные западные альтруисты и низкий прагматик Сталин! Почему бы не вспомнить, что как только Советский Союз взял на себя обязательство вступить в войну с Японией через три месяца после победы над Германией, адмирал Кинг, ближайший помощник Рузвельта, с облегчением заявил: «Сегодня мы спасли жизнь миллиона американских солдат».

Но это всё сегодня игнорируется, чтобы заявить о том, что именно Советский Союз виноват в развязывании Холодной войны, потому что Сталину нельзя было доверять. Не делается никакого адекватного вывода из факта, что Советский Союз вышел из войны с 27 миллионами жертв, с огромным разорением, которое постигло всю страну. США потеряли 400 тысяч человек, но утвердились мировым лидером в производстве электроэнергии, стали, лидером по золотовалютным резервам. США стали абсолютным выгодоприобретателем по итогам войны и, в то же самое время, отказали в помощи обескровленному СССР, который, в расчете на взаимность, согласился с предложениями союзников о создании Бреттон-Вудской системы, МВФ и Всемирного Банка. Мы просили у США кредит в один миллиард долларов – они его не дали, но зато дали 3 миллиарда Великобритании под более низкий процент, чем просили мы. СССР не получил ничего.

Это всё факты, которые вы не найдёте в книге Киссинджера, потому что ему нужно представить нас с самого начала виновниками будущей Холодной войны. И, самое главное, сделать позицию США и Великобритании высокоморальной по сравнению с поведением Советского Союза, якобы маниакально настроенного на создание своей зоны влияния.

Я это говорю потому, что эти суждения сегодня и легли в основу, стали базой для будущих резолюций Европарламента и сегодняшнего представления о том, кто прав и кто виноват; для воспитания на Западе нового поколения людей в духе, по крайней мере, равной вины СССР и Германии за самую страшную трагедию в истории человечества.

Завершая, я хотел бы сказать, что безусловно во многом согласен с Модестом Колеровым в его анализе, хотя и не согласен считать, что мы со своей правдой о Второй мировой сейчас одни в «осажденной крепости». Мы видим и другие книги. В качестве примера сошлюсь на изданную в США в 2015 году, а у нас в 2017 году книгу Сьюзан Батлер «Сталин и Рузвельт – великое партнёрство». Если у вас есть возможность, ознакомьтесь с ней. Конечно, она не весит столько же в общественном мнении на Западе, сколько труды Черчилля и Киссинджера. Но это пример существования другой тенденции. Потому что за ней великая общечеловеческая традиция называть вещи своими именами, по достоинству оценивать жертвы и по справедливости оценивать результаты. До тех пор пока человечество существует, эта тенденция не умрет даже под жестким прессингом новых «Трумэнов». Поэтому мы должны искать союзников. Собственно мы их и ищем, проводя такие конференции и не замыкаясь рамками Российской Федерации.

Мы приветствуем участников в других странах, а это представители прежде всего нашей диаспоры, наши соотечественники, которые в сложных условиях ведут свою борьбу за правду о Второй Мировой и Великой Отечественной Войне».

Доктор исторических наук, профессор Вардан Багдасарян рассказал об исторических концептах развития будущего в различных странах, в противовес усиливающейся тенденции утверждений того что, кризис 1929 года привел к противостоянию только двух тоталитарных систем: Советского Союза и нацистской Германии.

Ученый секретарь Российского института стратегических исследований доктор исторических наук Оксана Петровская в своём докладеосветила тенденции формирования в Белоруссии памяти о Великой Отечественной Войне на современном этапе.

Доктор исторических наук Олег Назаров предоставил конкретные практические предложения по защите памяти о Великой Отечественной Войне. В частности, он предложил создать на территории России «Музей европейского коллаборационизма», где должны быть представлены залы европейских государств, которые оказывали поддержку Гитлеру.

Главный редактор «Русской народной линии» Анатолий Степанов представил доклад на тему «Русская православная Церковь в информационной войне вокруг Великой Отечественной Войны и Победы». Он рассказал об информационных баталиях вокруг фрески в главном воинском храме Вооруженных сил России.

Доктор философских наук из Литвы Валерий Иванов в своём докладе проведя исторический экскурс в проблему, указал на причины и природу разрушений памятников героям Великой Отечественной войны в Литве и странах восточной Европы.

Представитель Белоруссии, кандидат исторических наук Вадим Елфимов предоставил доклад на тему «Память о Великой Победе в условиях нового геополитического передала мира». Он отметил, что особую опасность в данный момент представляет культивация изменения отношения молодого поколения к памяти о Великой Отечественной Войны в бывших Советских республиках.

Руководитель научного отдела РВИО Юрий Никифоров обратил внимание на недостаточность актуализации и обеспечения работы в России законов против реабилитации нацизма.

Ведущий научный сотрудник РИСИ Олег Неменский в своём докладе изложил своё видение польской политики исторической памяти в отношении Второй Мировой Войны.

Глава отдела по связям с Русской Православной Церковью и православным сообществом за рубежом Института Стран СНГ Кирилл Фролов поднял тему религиозной политики Третьего Рейха по уничтожению Русской Православной Церкви и созданию на ее руинах Украинской и Белоруской «Поместных Церквей», при поддержке Константинопольского Патриархата и Ватикана.

Всего в конференции приняло участие 28 докладчиков.

С полными версиями докладов можно ознакомиться в полной видеозаписи конференции и на сайте информационно-аналитического портала «Материк», где в ближайшее время будут публиковаться стенограммы выступлений.

 

/