Поделиться


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Оставить наказ кандидату

Выберите округ:


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Написать письмо депутату

Выберите приемную:


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Пострадать за Путина


Станислав Минин

«Независимая газета»

Наказанных за «политические разводки» уже двое

Случай с Константином Затулиным, разжалованным из зампредов думского комитета по делам СНГ в рядовые депутаты, мог бы показаться не заслуживающим внимания, если бы не олицетворял столь наглядно тот тупик, в который загоняет (если уже не загнала) себя российская политическая система.

Тактика власти – это не раз декларировалось вполне открыто, а намеков на это было еще больше – сводится к демонстрации единства тандема. Можно спорить о том, является ли эта тактика выигрышной. Можно спорить о том, имитируется ли единство или существует в действительности. Власть хочет выглядеть так, а не иначе, будем плясать от этой печки.

Принимая во внимание тактику власти (заслуживающую критики, но все же не лишенную внутренней логики и понятную), сложно удержаться от того, чтобы назвать безответственным поведение лидеров или, по меньшей мере, их публичные высказывания. Путин сравнивает операцию в Ливии с крестовым походом, а Медведев тут же заявляет, что подобные сравнения недопустимы.

Можно говорить о том, что Медведев и Путин работают на разные аудитории. Да, это так. Можно говорить о том, что президент и премьер таким образом прощупывают общественное мнение и общественные настроения: в случае негативной реакции публики заявление одного из лидеров со знаком «минус» уравновешивается заявлением другого лидера со знаком «плюс» — и наоборот. Это далеко не всегда срабатывает. Можно говорить о том, что у нас на глазах власть играет с элитой, проверяя валентности. Эта игра чревата тактическими издержками. На их ликвидацию тратится большое количество энергии, а осадок все равно остается.

Константин Затулин уверен: его понизили за то, что 23 марта в ходе обсуждения думского заявления по Ливии он назвал позицию Путина «мужественной». Коллега Затулина по партии Сергей Марков в беседе с «Коммерсантом» эту версию, в общем, подтвердил. По его словам, Затулин наказан за «разводку Путина и Медведева». Слово «разводка», кстати, совсем недавно звучало из уст самого президента, когда он объяснял трем руководителям телеканалов, за что наказан Юрий Лужков. Примечательно, что самого Затулина считают человеком Лужкова и, как следствие, «хромой уткой».

Правящая элита в целом и партия «Единая Россия» в частности обновляются, избавляются от «старого» в пользу «нового», это правда. Но скандальность происходящего заставляет считать людей вроде Затулина жертвами не естественных и понятных процессов, а ошибок и безответственности «верхушки», последствия которых приходится срочно устранять. Они жертвы – и эта сомнительная честь не приносит им осязаемых политических дивидендов. Все-таки сложно до конца согласиться с Глебом Черкасовым и считать, что Затулин получил «счастливый билет», потому что конфликт в тандеме может оказаться настоящим, Путин может вернуться, Путин может вспомнить тех, кто пострадал за него, Путин может наградить. Все это неочевидно, туманно.

Есть у этой истории и другой аспект. Допустим, власти важно показать, что Путин и Медведев – люди «одной крови», которые всегда поймут друг друга, договорятся и проч. Видимость единства тандема не дает расколоться элите. При этом совершенно очевидно, что Путин и Медведев – люди разных поколений. Люди с разными бэкграундами. Люди с разными ментальностями, разными установками, разными – и при этом амбициозными – окружениями.

Система упорно отказывается выпускать накопившийся пар, одновременно нуждаясь в этом и имея для этого прекрасные экспериментальные площадки – партию власти и думскую фракцию.

Если персонально Путин и Медведев не хотят демонстрировать (пусть и регулярно демонстрируют в действительности) разномыслие, то почему, по какой причине этого не могут делать депутаты, пусть и принадлежащие к одной партии? Все ведь понимают, что это за партия. Все понимают, что это – пылесос. Что она год за годом всасывала в себя людей с разными мировоззрениями. Что она просто не может существовать в униформизированном виде, что внутреннее разделение – залог ее жизнеспособности.

Совершенно непонятно, почему думская фракция «Единой России» должна выступать проекцией образа единого и лишь по злому умыслу делимого тандема. Непонятно, зачем в стране с выжженным политическим полем нужна эта мистерия власти. Путин, раскритиковавший резолюцию Совбеза ООН по Ливии, не отказался от своих слов, и получается, что два противоположных мнения как-то (мистическим, наверное, образом) уживаются в теле тандема. Почему, в таком случае, они не могут ужиться во фракционном теле?

Я не защищаю Константина Затулина. Он не мой кумир, его плакат не висит у меня на стене, а его мнения я чаще всего не разделяю. Однако логика «ротации», в результате которой он лишается поста, а вскоре, возможно, и перспективы быть избранным в Думу, не кажется мне логикой нормально функционирующего и развивающегося политического организма.

Мне уже приходилось писать о том, что разделение элиты по совершенно очевидным линиям раскола (социальным, мировоззренческим), сопровождаемое своего рода «пактом о неуничтожении оппонента», пожалуй, является единственным реальным путем оздоровления российской политики. Внешних ресурсов для ее нормализации практически не осталось.
При этом власть боялась и боится даже самых робких шагов в этом направлении, каждый раз находя своей нерешительности оправдания: выборы, кризис и т.д. Год за годом она строит будущие руины.

У Константина Затулина есть одно ценное качество, выделяющее его из общей массы бюрократов, которые притворяются депутатами. Он не боится схватки. У него сохраняется нормальный, а не атрофированный, рудиментарный политический инстинкт. И мне решительно непонятно, почему он, а не сотни бюрократов должен оказаться на обочине политической системы из-за того, что тандем то ли прощупывает элиту, то ли играет с аудиторией, то ли вовсе забывает, что он, где он и каковы его цели.

/