Поделиться


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Оставить наказ кандидату

Выберите округ:


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Написать письмо депутату

Выберите приемную:


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Пресс-конференция депутата Госдумы К. Затулина К.Ф. на тему «Борьба за права и свободы наших соотечественников в Латвии и других странах: проблемы и перспективы в IV Государственной Думе»


Затулин К.Ф. Вчера Комитет по делам СНГ и связям с соотечественниками рассматривал вопрос о голосовании наших соотечественников — граждан Российской Федерации на выборах в Государственную Думу 7 декабря прошлого года за рубежом.
14 марта, как вы знаете, состоятся выборы Президента Российской Федерации. Граждане Российской Федерации, где бы они ни находились, конечно же, должны иметь возможность проголосовать.
В связи с этим, хочу обратить ваше внимание на некоторые цифры. По данным Министерства иностранных дел за рубежами Российской Федерации проживает 1 миллион 177 тысяч граждан Российской Федерации. Только около 20 процентов от числа граждан Российской Федерации проголосовали на выборах депутатов Государственной Думы, что, конечно, является поводом для очень серьезных выводов и для постановки вопроса о необходимости создания отдельного округа по выборам в депутаты Государственной Думы от граждан России, проживающих за рубежом.
На мой взгляд, только в том случае, если в Государственной Думе появится полномочный представитель граждан России, проживающих за рубежом, можно будет призвать людей к голосованию.
Кстати, существует международная практика голосования соотечественников из-за рубежа на национальных выборах. В Сенат Франции два сенатора выбираются голосованием французов, живущих за рубежами Франции. Можно приводить и другие примеры. Но наши соотечественники — граждане России не так часто и не так много голосуют на выборах по двум причинам.
Во-первых, потому что в этом есть физические и политические сложности. Прежде всего, я имею в виду страны СНГ и республики Прибалтики не все, но многие. Многие, наверное, не видят большого смысла в голосовании за депутатов Государственной Думы, понимая, что их голос, голос граждан, живущих за рубежом, здесь в России распределяется между большим количеством избирательных округов. В каждом из этих округов удельный вес зарубежных россиян – граждан России не превышает 10 процентов.
В Израиле, например, созданы условия для голосования российских граждан на российских выборах, там, по статистике МИДа, постоянно проживают 95 тысяч граждан России, а голосуют примерно девять процентов. Почему?
Я задался этим вопросом и пришел к такому выводу: евреи – умные люди, русские евреи тоже умные люди. Они понимают, что их голос, вообще-то говоря, если говорить о представительстве, о том, кому они его доверяют, является второстепенным, второсортным для многих кандидатов в депутаты, которые в этих избирательных округах борются за свое избрание.
Самый показательный факт – ни один из депутатов, избранный с участием голосов русского зарубежья — граждан России живущих за рубежом, в этой Государственной Думе не пошел на работу в Комитет по делам СНГ и связям с соотечественниками. То есть интересы его соотечественников живущих за рубежом оказались для него не настоль значимыми.
Отсюда и необходимость создания отдельного зарубежного округа. И это одно из тех предложений в пакете или в портфеле, которые я принес с собой в Государственную Думу. Я очень рассчитываю на то, что вопреки всяким обстоятельствам, субъективному фактору и прочим вещам, которые всегда играют роль в жизни любого депутата, к какой бы фракции он ни принадлежал, мое мнение будет услышано.
Во всяком случае, на заседании комитета Председатель Центральной избирательной комиссии господин Волков сетовал на то, что Центральная избирательная комиссия не является органом законодательной инициативы и не обладает таким правом, а если бы она обладала им, обязательно бы поддержала предложение о создании такого зарубежного округа.
К сожалению, в этом, как мне кажется, ведомственные интересы Центральной избирательной комиссии расходятся с ведомственными интересами того министерства, которому вести работу с нашими соотечественниками — Министерством иностранных дел Российской Федерации. Я говорю об этом с сожалением, потому что надеюсь, что МИД активизирует свою работу. Но с чем мы сталкиваемся?
Мы сталкиваемся с тем, что в течение последних трех лет (я являюсь вот уже второй год членом правительственной комиссии Российской Федерации по делам соотечественников за рубежом) МИД не в состоянии израсходовать даже те скромные средства (в 2003 г. это 250 миллионов рублей), которые Правительством РФ были направлены на работу с соотечественниками за рубежом.
Работа министерства сводится к формальным вещам. И, несмотря на прямые поручения и указания, министерство не смогло эту работу наладить. Каждый год значительная сумма оказывается в разделе, который называется «Экономия бюджета». То есть министерство, даже сбрасывая деньги в посольства Российской Федерации, не имеет сил, возможностей и умения организовать работу из Москвы, перепоручая это посольствам. Оно не в состоянии удовлетворить и самое главное – создать механизм, в соответствии с которым эти средства будут эффективно израсходованы.
Это было одним из мотивов сегодняшнего моего предложения на заседании Думы поставить вопрос о необходимости приглашения в Государственную Думу Первого заместителя Министра иностранных дел Элеоноры Валентиновны Митрофановой, которая как раз и отвечает в МИДе за работу с соотечественниками.
Но, к сожалению, не все депутаты меня поддержали. 136 депутатов проголосовало за это предложение – пригласить в «правительственный час» Митрофанову. Что мне особенно лестно, проголосовала в полном составе и фракция ЛДПР, за исключением брата госпожи Митрофановой – Алексея Валентиновича Митрофанова.
Также поводом поставить на обсуждение этот вопрос была еще одна проблема. Весь этот месяц, если не сказать с самого начала работы Государственной Думы, парламент взбудоражен ситуацией с соблюдением прав и свобод наших соотечественников в Латвии в связи с теми дискриминационными поправками к Закону «Об образовании», которые приняты Латвийским сеймом и утверждены Президентом Латвии Вайрой Вике-Фрейбергой.
27 февраля эти поправки вступят в силу в соответствии с латвийским законодательством. Это та самая печальная пропорция 40 на 60 в преподавании на государственном латышском и прочих языках, прежде всего, речь идет о русском языке. Поправки вызывают протесты школьников, в ответ на которые Президент Латвии, как вы знаете, советует школьникам «одеваться потеплее», когда они протестуют.
Госдума за время своего существования приняла свыше 30 заявлений и обращений по поводу этого дискриминационного курса латвийских властей по отношению к русским и русскоязычным, в связи с проблемами получения гражданства, запретами на профессии, а теперь с проблемами образования.
К сожалению, могу сказать, что не достаточно опытные во взаимоотношениях с исполнительной властью депутаты, полагают, что любая критика чиновников, не выполняющих надлежащим образом своих обязанностей, является синонимом выступления против курса Президента.
Я говорю об этом, к сожалению, потому что логика нашего МИДа и некоторых моих коллег, которые его в этом поддерживают, сводится к тому, что ошибается тот, кто не ошибается с теми, кому это поручено.
Сегодня мы стали, на мой взгляд, уже притчей во языцех для всех своими заявлениями и обращениями. Это не я придумал законопроект о мерах по предотвращению нарушений прав наших соотечественников в Латвийской Республике, который часто в СМИ называется законом о санкциях. Если бы я его придумал, я бы сделал его более качественным. И такая возможность у меня и других депутатов есть, если этот законопроект будет вынесен на рассмотрение.
Но как только мы замахиваемся принять такое решение, как «изо всех щелей» мы слышим, что нельзя сметь вообще думать даже о том, чтобы какие-то санкции по отношению к такой образцовой демократической стране как Латвия применять.
Посол Латвии недавно провел пресс-конференцию, где нас всех уверял, что, если мы введем санкции, то никакого ущерба Латвия не потерпит, дескать, товарооборот у нас и так слишком маленький.
К слову хочу заметить, что Латвия в три раза занижает статистику по объему товарооборота с Россией. Естественно, официальные статистические структуры Латвии занижают данные именно для того, чтобы внутри страны пропагандировать идею: что бы ни говорили, Россия даже, если она и решится что-то сделать, она ничего не сделает, не сможет или это на нас не повлияет.
Я лично другого мнения. Я думаю, что, если посол так обеспокоен этим, то это именно потому, что очень Латвия взволнована накануне своего вступления в Евросоюз перспективой таких санкций.
К сожалению, от профильного министерства мы слышим все время одно и то же: «мы не считаем это необходимым», «мы считаем это нецелесообразным» и так далее.
Чашу терпения переполнило письмо госпожи Митрофановой. Оно замечательно краткостью своего стиля. В одном абзаце сказано, что МИД подтверждает свою принципиальную, особо обращаю внимание, «принципиальную позицию о нецелесообразности введения таких санкций». И ссылается при этом на пятилетней давности письмо теперь уже бывшего Первого заместителя Министра Авдеева, который теперь посол во Франции. Все аргументы господина Авдеева, МИДа и госпожи Митрофановой, я считаю, не выдерживающими критики.
Если, как нас уверяют, панацея в том, чтобы наши проблемы по защите прав школьников, соотечественников за нас смогли решить европейские структуры, НАТО или кто-то еще, то сколько же надо времени для того, чтобы мы убедились в том, что такой озабоченности ни в Страсбурге, ни в Брюсселе, ни в Вашингтоне нет?
Буквально три недели назад я присутствовал на Балтийском форуме в отеле «Арарат хайят», где господин Райт – официальный представитель Еврокомиссии в Москве говорил о том, что никаких претензий ни к Латвии, ни к Эстонии в связи с правами и свободами у Европейского союза нет.
Это было сказано четко и ясно. Тем не менее, нам продолжают внушать, что нам не надо занимать никакой позиции, за нас всё сделает кто-то. Цивилизованная Европа, она де устыдится того, что Латвия с такими дискриминационными внутренними законодательными мерами и вынудит Латвию подойти под этот евростандарт.
Я в это не верю, что это произойдет без четкой позиции с нашей стороны. Я предоставляю, как и, наверное, другие депутаты, МИДу действовать так, как он считает нужным, и привлекать кого угодно в помощь для защиты прав наших соотечественников. Но это не значит, что мы не должны сами иметь по этому поводу собственную позицию. Если считать позицией бесконечные бумажные заявления, то я уже говорил, они уже вызывают смех, иронию. Их называют в Латвии будничными и всячески изгаляются по этому поводу, в том числе, на официальном уровне.
Вторая причина, которая обычно приводится против введения санкций против Латвии, это то, что они ударят бумерангом по нашим интересам и, особенно, по нашим соотечественникам, по бизнесу, который теперь называется русским бизнесом в Латвии. Вы знаете, может он русский, может китайский, может японский. Но он достаточно хорошо выполняет функции лоббизма латвийских интересов в России. Чему лишнее свидетельство поведение нашего МИДа и прочих структур. Но то, что он не выполняет с этой точки зрения своей функции внутри Латвии и не смог или не захотел добиться того, чтобы права и свободы российских соотечественников были защищены, это точно.
Сегодня многие представители этого бизнеса, вне зависимости от того какой они национальности, фактически не желают портить свои отношения с властями и демонстративно сторонятся всех этих контактов с правозащитными организациями в самой Латвии. Поэтому аргумент на этот счет, на мой взгляд, не выдерживает критики. И потом, кто говорит о качестве мер, кто говорит о системе мер, кто говорит о том, какие именно меры и в какой последовательности должны быть осуществлены, это ведь все предмет обсуждения. Но это обсуждение должно состояться.
Сегодня комитет по делам СНГ запланировал на 4 марта «круглый стол». Для этого «круглого стола», как мы выяснили, нет даже помещения, чтобы пригласить вас, журналистов. И это тоже было сегодня поводом для того, чтобы я обратился к пленарному заседанию Государственной Думы..
Я хочу закончить, перейдя от Латвии к более общему вопросу — к Совету соотечественников при Государственной Думе. Я вижу некоторый успех в том, что мы добились того, что этот совет будет продолжать свое существование. Это не бог весть какой орган в нынешнем виде. Он не смог предотвратить в свое время принятие дискриминационных поправок к законодательству о гражданстве, которые через год были раскритикованы самим Президентом. Он не смог стать достаточно авторитетным, чтобы влиять на законопроектную и прочую работу Государственной Думы. И может быть именно потому, что он стал придатком, он стал рептильным. По условиям своего создания, он просто назначаемый. И те, кто хотят быть назначенными, ведут себя тише воды, ниже травы.
Я предложил его выбирать. И такое предложение содержится в письме, которое я написал спикеру Государственной Думы, поскольку совет утверждается его решением. Мы вчера обсуждали этот вопрос в комитете. К большому сожалению, опять победила точка зрения, что выбирать нельзя, а надо назначать, а то не дай Бог, что-нибудь произойдет. За мое предложение, кроме меня, проголосовал только депутат Савельев от «Родины». Все другие сочли необходимым довериться логике аппарата и логике председателя комитета. Я считаю это ошибкой не фатальной, но ошибкой. И надеюсь, что в перспективе мы эту ошибку сможем все-таки исправить, потому что как раз голос этого совета в таких случаях, как с Латвией или Туркменией, или какими-то другими эпизодами, которых еще впереди будет много, в четырехлетней будущей истории Государственной Думы, как раз был бы очень необходим.
У нас всего полчаса, поэтому давайте перейдем к вашим вопросам.
Вопрос. Агентство «Русь». Немного не понятно, в розданных материалах, в каких единицах вы даете количество проголосовавших по партийным спискам? И есть ли повозрастная градация – кто за кого голосовал? Это уточнение.
И вопрос: скажите, как вы объясняете, что все-таки за оппозиционные партии в Израиле голосует большинство? Спасибо.
Затулин К.Ф. По первому вашему вопросу, вы от меня требуете невозможного знать, кто по возрастной структуре голосовал за какие партии. Это означает просто знать, кто как персонально за кого голосовал. Дальше можно перейти к фамилиям и спросить, а кто по фамилиям за кого голосовал. Это невозможно. Возможны какие-то оценки, но они затруднены именно потому, что работа довольно плохо поставлена, несмотря на все усилия. Я здесь за недостатком времени не обсуждал того, что мы вчера обсуждали на комитете. Очевидно, что была огромная недоработка МИДа, особенно, в так называемых, непризнанных государствах или зонах конфликтов, где десятки тысяч граждан Российской Федерации не получили возможности голосовать.
Что касается таблицы, здесь, конечно, все в процентах. Ну, и наконец, то, что касается голосования в Израиле. Да, голосование в Израиле показывает, как видим, что «Союз Правых Сил» набрал около 40 процентов среди тех, кто пришел участвовать в голосовании. Но пришло всего 9 процентов от числа граждан России. Вероятно потому, что «Союз Правых Сил» пользуется в Израиле большим авторитетом, чем в Российской Федерации среди граждан Российской Федерации.
Что касается Киргизии и других государств СНГ, то здесь довольно высокий удельный вес голосования за «Единую Россию». Традиционно немалый процент и за другие партии: коммунистическую, ЛДПР или за блок «Родина», которые выражали определенные идеи в ходе выборов. Я думаю, что вы сами способны объяснить, почему это происходит. Это происходит именно потому, что в странах СНГ сильна надежда на то, что партия Президента сможет сделать что-то полезное для тех, кто является избирателями, для тех, кто является гражданами, живущими за рубежом. Пожалуйста.
Вопрос. Уважаемый Константин Федорович, хотелось бы знать ваше мнение. Вот вопрос о поставках газа в Белоруссию, это, как нас пытаются убедить, вопрос спора хозяйствующих субъектов или все-таки это политический вопрос?
Затулин К.Ф. Я думаю, что всем очевидно, что это такой спор экономических субъектов, который все больше носит политический характер. Вообще поставки газа или электроэнергии на всем постсоветском пространстве имеют всегда этот оттенок. Я только хотел бы объяснить здесь свою позицию. Я представляю себе нынешний газовый кризис в отношениях с Белоруссией, как следствие тех многочисленных проблем, которые накопились в процессе обсуждения и становления союзного государства и в отношениях с Белоруссией. И личные мотивы, и объективные проблемы, и то, что у нас был долгий декларативный период в развитии союзных отношений с Белоруссией. Сегодня все это предъявляется к оплате.
Сегодня мы сталкиваемся с тем, что Белоруссия по целому ряду вопросов, я здесь вынужден согласиться с мнением некоторых своих коллег, привыкла к состоянию неполной определенности. Привыкла извлекать из этого определенную собственную выгоду, не идя на какие-то шаги. Мы до сих пор не выбрали единый парламент, хотя это содержится в Договоре о Союзном государстве. Мы не сформировали союзный суд. Уклоняемся от введения единой валюты. Я не буду говорить о каких-то собственных проблемах «Газпрома» с «Белтрансгазом» и так далее. Но хотел бы призвать к тому, что России и Белоруссии лучше договориться. При всех сложностях — объективных и субъективных. Это призыв не только к Путину, но и к Лукашенко.
Мне кажется, что иногда Александр Григорьевич говорит то, чего не стоило бы говорить и лишний раз обостряет вокруг этого ситуацию. Если проект создания Союзного государства провалится, то ущерб будет для обеих сторон. Белоруссия ощутит этот ущерб сразу. И для нее это может быть критически важным, в том числе для политической судьбы самого Президента Лукашенко. Потому что только сегодня позиция России сдерживает от повторения Белоруссией типовых сценариев югославского или грузинского. Запад давно уже такие сценарии разработал и надеюсь, что у вас на этот счет сомнений никаких нет.
С другой стороны, и для России это будет ущерб. Ущерб стратегический. И вот об этом надо думать, понимая, что поставлено на карту. Я думаю, что есть вещи, которые дороже газа — это политические и военные вопросы, это вопросы общего контекста отношений между русским и белорусским народами. И я призываю всех, кто к этому причастен, не исключая и президентов, чтобы они постоянно об этом помнили. Пожалуйста.
Вопрос. Господин Затулин, как Вы посоветовали бы действовать русскоязычным в Латвии, жителям Латвии: интегрироваться и принимать латвийское гражданство или принимать российское? Что в интересах России?
Затулин К.Ф. В интересах России, чтобы волеизъявление наших соотечественников в Латвии было добровольным. Но если это волеизъявление состоялось, чтобы российским гражданам в Латвии жилось ничем не хуже, чем гражданам Латвии. В этом отношении, мне кажется, есть все предпосылки. И даже более того, мне кажется, в этом состоит заинтересованность Латвии использовать потенциал русских, русскоязычных, в том числе и граждан России.
Сегодня Латвия, это демонстративно отвергает и продолжает углублять проблемы, которые существуют между Латвией и Россией. Русским в Латвии я уже советовал в передаче Виталия Третьякова не отгораживаться от тех латвийских политиков, которые принимают близко к сердцу заботы русского населения и борются за общие права. И одновременно относиться как к коллаборационистам, к тем представителям русского населения, кто не видит никакой проблемы в том, что их соотечественники в Латвии дискриминированы.
Вопрос. Газета «Бизнес Балтии», Латвия.
Константин Федорович, вы сказали, что у вас свое видение или отличие от того законопроекта о мерах по защите соотечественников в Латвийской Республике. Не могли бы вы немножко поподробнее рассказать, в чем это отличие?
Затулин К.Ф. Концептуально, что означает закон, принятый во втором чтении. Сегодня этот закон находится в этом статусе. Это значит, что концепция закона одобряется. Я считаю, что давно пора приступить к мерам против Латвии в ответ на ее вызывающее нарушение прав и свобод человека. Ну, а дальше в этом законе есть много излишней риторики о неофашизме, еще о чем-то. Это, мне кажется, не укрепляет, а ослабляет закон. Есть возможность разработать более грамотную систему мер и учесть недостатки, которые связаны с введением санкций. Например, необходимо возложить на кого-то контроль за исполнением санкций, необходимо предусмотреть разного рода механизмы, которые здесь не учтены. Я думаю, что это можно сделать, и закон будет гораздо более серьезным, а не декларативным. Пожалуйста.
Вопрос. «Литературная газета».
Константин Федорович, не думаете ли вы, что нынешний МИД осуществляет, так сказать, проект «Дорогой Андрей-2». И в этой связи, не пора ли поставить вопросы о профпригодности нынешнего МИДа?
Затулин К.Ф. Я не хотел бы начинать свою депутатскую деятельность с таких инвектив. Но у меня, конечно, очень серьезные претензии к Министерству иностранных дел не только в связи с проблемой соотечественников. Я думаю, что Министерство иностранных дел потеряло качество идеолога и творца внешней политики, и превратилось в обычное, заурядное ведомство, вдобавок не очень эффективное. Я бы сказал, что превратилось в ведомство троечников. Именно потому, что отсутствует всякое видение стратегии и перспективы. А есть большое желание угадать, что по этому поводу завтра будет думать Президент и не ошибиться. Пожалуйста.
Вопрос. Газета «Бизнес Балтии».
Вы сказали об экономических санкциях. Как эти санкции могут выглядеть, то есть, что туда может входить, какие меры конкретно?
Затулин К.Ф. Я хочу обратить ваше внимание на проект закона. Он приложен здесь. Он начинается с запрета на совершение всяких внешнеторговых и иных внешнеэкономических сделок с Правительством Латвии, с резидентами в Латвии.
Я имею в виду латвийские предприятия, предпринимателей, зарегистрированных в Латвийской Республике. Имеются в виду сделки коммерческого характера, финансово-кредитные операции, инвестиции в Латвию, естественно, транзит через Латвию, который приносит ей довольно ощутимые доходы, причем транзит стоит дороже, чем через какие-либо другие транзитные страны.
Сегодня Латвия продолжает заниматься, и скрывает это, реэкспортом, особенно в сфере металлов, стали и нефтепродуктов. На это я хотел бы обратить внимание. Я не наивный человек, понимаю, что вокруг этого возникла целая грибница не только в Латвии, но в России. Вот с ее-то сопротивлением мы сегодня и сталкиваемся.
Спасибо вам большое и надеюсь, что эта тема вас и дальше будет интересовать.

/