Поделиться


Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Защита от спама reCAPTCHA Конфиденциальность и Условия использования

Оставить наказ кандидату

Выберите округ:


Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Написать письмо депутату

Выберите приемную:


Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

На
страницу
депутата

Раздвоение. Личности ли?


Константин Затулин, депутат Государственной Думы

Вечерняя Москва

О природе творческих муг банкира и депутата Александра Лебедева
Александра Евгеньевича Лебедева распирают мысли. При такой болезни, как и в желудочно-кишечном случае, естественно желание как можно быстрее от них освобождаться – устно, письменно и электронно.
Как ни включишь телевизор, ни возьмешь в руки газеты, особенно те, в которых у Александра Евгеньевича, как в «Аэрофлоте», есть доля, он тут как тут. То в Бутове вместе с простым народом под бульдозер ложится, то игорный бизнес в Москве истребляет, то в своих разочарованиях в Ющенко исповедуется. Идет налево – песнь заводит, направо – сказку говорит. Только за ответный октябрь месяц он со знанием дела рассказал нам, что: «Банкиру не место в «прачечной» («Московские новости»); «Демократия – это право выбора» (там же); а так же, что «вне всякого сомнения, мы находимся с Америкой в конкурентных соотношениях» и «на украинском направлении за последние годы накопилось наибольшее количество взаимных упреков» («Между Сциллой и Харибдой» / «Комсомольская правда») и т. д. Натуральная пандемия идей.
Те, у кого наблюдается Александр Евгеньевич, утверждают, что прежде у него таких обострений не было. Отправной точкой заболевания считается 2003 год, когда Александр Евгеньевич провалился на выборах мэра Москвы. Испытанный им стресс наложился на самообман от рекламного пиара, купленных за трудовые банкирские деньги аплодисментов и комплиментов. И Лебедев заговорил – сразу обо всем.
Такое бывает. Кайзер Вильгельм Второй в юности упал с лошади. С тех пор он высказывался много, охотно и о чем угодно – о конструкции дредноутов, особенностях приматов, тонкостях музыки Вагнера… Какой-нибудь бездушный эгоист может посчитать, что все происходящее с Александром Евгеньевичем – частное медицинское дело и не повод для вмешательства общественности. Еще совсем недавно я тоже так думал. Пару-тройку раз, открыто и при свидетелях, «у барьера» и без него мне приходилось опускать его с неба на землю. Увы, становилось только хуже: в подавленном состоянии пациент становится агрессивным, его изобретательность растет. С некоторых пор он освоил Интернет (как раз вскоре после передачи «К барьеру» я стал жертвой этого увлечения Александра Евгеньевичаи его интернет-негров, разместивших на многих сайтах одномоментно анонимный материал на меня, которым до сих пор гордится женская часть моей семьи. Еще бы, ведь, разоблачая среди прочего мои новогодние каникулы, авторы определили отдыхавших со мной жену и дочь как «двух молодых смазливых девиц»). Я боюсь, что следующим шагом Лебедева будет переход на граффити и настенные надписи – зная его творческое самолюбие, нельзя исключить, что он разрисует Кремлевские стены! Нет, я не могу пройти мимо, когда речь идет о здоровье коллеги по Государственной думе. «Надо просто спасать человека», – сказал бы в таком случае товарищ Саахов, лицо кавказской национальности. Тем более что новые литературные приключения Шурика (так по-семейному я зову А. Е. Лебедева из взаимности: иначе как Костей он меня в своих трудах не называет. Ребят с нашего двора вспоминаю, тепло становится) свидетельствуют о тревожном симптоме – раздвоении сознания.
Не буду голословным, 13 октября у Шурика случилось целых два приступа подряд в ЖЖ в Интернете, в 14 час. 31 мин. и 17 час. 19 мин. Поводом послужил внесенный мной проект Заявления Государственной думы «О неотложных вопросах российско-грузинских отношений». Я написал этот проект потому, что жесткие меры, введенные Российской Федерацией в ответ на провокации Саакашвили, принялись применять вкривь и вкось, позволяя этому персонажу спекулировать на перегибах неумных исполнителей. Предпринимая свою попытку, я исходил из старой доброй истины: «Фюреры (Саакашвили) приходят и уходят, а народ (грузинский в данном случае) остается». Действительной целью России является не наказание грузинского народа, а наказание режима Михаила Саакашвили. В заявлении подчеркивалось: «Российская Федерация – такая же Родина для грузин, как и для всех наций и народностей, живущих в России». В конце концов никому не должно быть позволено усомниться в краеугольном принципе нашего государства: «Россия – для всех, кто в ней живет и ей служит».
Это теперь, после слов президента 25 октября во время «Прямой линии» («Заставь не очень умного человека Богу молиться – он рад лоб расколотить»), даже тугодумы поняли, что правота России в отношении Грузии была бы очевиднее, не будь у нас дураков столько, сколько плохих дорог. 13 октября в Интернете Шурик Лебедев вовсю топил мою инициативу, подлаживаясь под настроения в депутатском корпусе, не давшие моему проекту «зеленый свет». Цитирую: «Возникает простой вопрос – откуда этот документ был спущен Затулиным, из чьей приемной? Может, прислали из малой родины – солнечного города Батуми? Или друзья его патрона – Орджоникидзе с Церетели – заставляют отрабатывать?» Еще ранее, на пленарном заседании депутат А. Е. Лебедев, зиц-председательствующий в думской группе дружбы с Украиной, вежливо интересуется: распространяются ли ограничительные меры в отношении граждан Грузии также на украинцев и молдаван. Бедные рогозинцы в очередной раз из-за Лебедева лишаются хлеба насущного – вот где борец с нелегальной миграцией! Проходит неделя, и 20 октября в «Комсомольской правде» под портретом честного парня Александра Лебедева его слова: «Выиграли бы больше, чем проиграли, от недавней истерии в рамках отношений с Саакашвили? Очевидно, что нет, ибо на этом пути ждет тупик». И вот уже наш герой с просветленным лицом бичует «антигрузинскую кампанию» в эфире «Радио Свобода». Ну разве это не раздвоение сознания? За одну неделю?! Это было бы смешно, если не было бы так грустно. Смешно, когда беспринципный человек пытается на «голубом глазу» обвинять принципиального в недостатке принципов. Смешно, когда меня, уже 10 лет настаивающего на признании независимости Абхазии и Южной Осетии, пытаются публично подозревать в писании думских документов под диктовку Тбилиси или Батуми. Смешно, когда литературные сотрудники г-на Лебедева или он сам пытаются перещеголять меня в знании русского языка (советую Александру Лебедеву, возмущенному моим отчуждением от России, выразившимся в употреблении слов «российская сторона», поинтересоваться значением слова «сторона» в словаре Даля, или хотя бы познакомиться с «подмосковной, сердцу близкой, среднерусской стороной»).
Совсем не смешно, когда депутат Государственной думы, претендующий если не на всенародное, то на общемосковское признание, опускается до ксенофобии, путь даже из конъюнктурных политических целей.
Раздвоение у Александра Лебедева налицо. А вот личности, к сожалению, как не было, так и нет.
/