Поделиться


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Оставить наказ кандидату

Выберите округ:


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Россия заставит поежиться Эстонию


Кремль.org

Константин Затулин, директор Института стран СНГ, депутат ГД РФ IV созыва, член Комитета ГД по делам СНГ и связям с соотечественниками.
— Прокомментируйте позицию России в конфликте вокруг сноса памятника в Таллине.
— Российская сторона на всех этапах конфликта вокруг сноса памятника в Таллине опаздывает в реакции. Россия все еще надеется на то, что ее позиция в этом вопросе, а именно, терпение, нежелание обострять ситуацию, попытка ограничиться одними только словами, будет позитивно оценена в мире. Эстонские власти отнюдь не демонстрируют такой готовности. Напротив, они ставят вопрос о санкциях в отношении России в связи с событиями у памятника.
В политике те люди, которые слишком долго бездействуют, предпочитая реальным шагам бесконечные декларации, постепенно становятся смешными. Самое опасное, что может в этой ситуации произойти с Россией — что она окажется смешной. Не грубой или бесцеремонной, это, в конце концов, можно пережить. Нас давно упрекают и постоянно подозревают в том, что мы все родом из тоталитарного прошлого, с тоталитарными привычками, и так далее. Но хуже всего, если те, кого упрекают во всех смертных грехах тоталитаризма, на поверку оказывается неспособны «чирикать». Это намного хуже, чем быть, например, сторонником советского строя или Советского Союза. На самом деле мы ведь не строим сейчас коммунизма, не являемся апологетами советской системы, но продолжаем оставаться виноватыми. Мне кажется, что вместо того, чтобы опаздывать в ситуации, надо действовать. К сожалению, у нас многие отвыкли от действий. Это очень плохо. Я вижу единственного человека, так построена наша система, который периодически предпринимает какие-то действия, и заставляет мир говорить об этом. Я имею в виду президента Владимира Путина. Например, его недавнее предложение выйти из Договора об ограничении вооружений. Это был поступок. Боюсь, что если бы чиновникам предоставили определять нашу позицию, то они бы этого никогда не сделали. Теперь они, конечно, обслуживают рекомендации президента, как положено верным чиновникам, реальным исполнителям. В случае с Эстонией происходит нечто подобное: пока президент не скажет, никто ничего не будет делать. Это не нормальная ситуация. Мне кажется, что даже такие экзотические персонажи, как Сергей Миронов с его требованиями приостановить дипломатические отношения, как-то спасают лицо российской государственности и российского политического класса.
— Как Вы оцениваете действия молодежных организаций в Москве у посольства Эстонии?
— Я не исключаю, что какие-то действия оправданы и объяснимы всем происшедшим. Хотя большой доблести в том, чтобы срывать пресс-конференцию посла, безусловно, нет. Доблесть должна быть в том, чтобы идти на жертвы, если необходимо, ради памяти, ради большой исторической перспективы. Столько разговоров про санкции — и никаких санкций. Столько разговоров о том, что мы поставим этот вопрос и во всех возможных, вообразимых сферах создадим Эстонии «режим неблагоприятствования», и, тем не менее, этот режим ложится на плечи только молодых энтузиастов, без всякого участия тех, кто отвечает за государственную политику.
— А насколько эффективным может быть наложение экономических санкций на Эстонию? Ведь есть различные точки зрения на эту проблему.
— Надо внимательно присмотреться к тем людям, которые говорят о неэффективности и бесполезности экономических санкций против Эстонии. Вероятно, часть из этих людей кормится от торгово-экономических отношений с Эстонией, и они не заинтересованы в том, чтобы минимизировать свои доходы. Другая часть откровенно запуталась. Надо понимать, что экономические запреты не могут быть абсолютно безболезненны для России. Конечно, наша страна потерпит от налагаемых санкций какой-то ущерб, но этот ущерб для России будет в разы менее серьезный, чем для Эстонии. Россия своими действиями продемонстрирует готовность идти до конца, используя все легальные и допустимые невоенные методы. Почему Соединенные Штаты Америки применяют санкции в отношении отдельных предприятий, целых стран, и их никогда не заботит вопрос: даст это эффект или нет? Как видим, это дает эффект. А мы ведем себя как «премудрые пескари», которые все время рассуждают об эффектах. Даже если действия России заставят поежиться кого-то в Эстонии, этого уже будет достаточно. Не так важны сами санкции, для общественного мнения необходимо признание того, что между Эстонией и Россией существуют соответствующие отношения. С течением времени этот факт будет приобретать все большее значение для общественного мнения. Найдутся политики, которые будут требовать примирения в самой Эстонии. Они уже есть, просто мы им не даем достаточно поводов для активности. Я не говорю, что эти санкции переубедят господина Андруса Ансипа, он поставил «на другую лошадку» и убеждать его — это все равно, что «писать против ветра». Убеждать надо других людей, объяснять, что в данной ситуации у нас нет иного выбора. В противном случае мы будем вынуждены расписаться в том, что мы занимаемся этой проблемой исключительно виртуально, что у нас на самом деле нет никакого подлинного чувства. Речь идет о том, что до сих пор не решались трогать: памяти о войне и о последней серьезной победе нашей страны. В этих условиях аморально рассуждать о том, что если мы введем санкции, то лишимся 0,8% импорта. Давайте взвесим, что чего стоит, и прекратим дискуссию, потому что она нас разоблачает как людей, которые не способны ни на какие действия.
/