Поделиться


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Оставить наказ кандидату

Выберите округ:


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Написать письмо депутату

Выберите приемную:


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Русский бунт или каштановая революция? Накануне решающего тура выборов на Украине


Константин Затулин

Российская газета

Менее недели отделяет нас от второго тура выборов на Украине. Самое время поточнее разобраться, кто там за кого и почему.
Что уже произошло на выборах 2004 года
В выборах президента Украины 31 октября 2004 года участвовали рекордные 75 процентов имеющих право голоса. Хотя в избирательном бюллетене значились фамилии более двух десятков кандидатов, примерно 80 процентов проголосовавших высказались за одного из двух Викторов, то есть Ющенко или Януковича. За Ющенко, как известно, 16 западных и центральных областей Украины вместе с городом-героем Киевом, за Януковича — 9 областей Востока и Юга с городом-героем Севастополем.
Хотя команда Ющенко зомбировала себя и своих сторонников до такой степени, что попыталась отпраздновать победу сразу по закрытии избирательных участков, чуда не случилось. Сегодня, когда стало окончательно ясно, что голосующих за Януковича в первом туре всего на доли процента меньше, чем за Ющенко, разобиженные сторонники последнего выжимают из украинцев слезу жалобами на примененный Януковичем административный ресурс.
Однако давайте начистоту. Что до фальсификаций, то они, конечно, были — как же без них на Украине, если уж на выборах в США зафиксировано 50 тысяч нарушений и приписок. Но там они воспринимаются совершенно спокойно и, по большому счету, ни одной стороной не оспариваются. Почему? Потому что эти приписки и так называемый «админресурс» использовали обе стороны, и демократы, и республиканцы, в зависимости от того, чей ставленник возглавляет штат, графство, округ. Точно так же и в нашем случае. Я вполне допускаю, что на востоке Украины местные «державные администрации» перегибали палку в пользу Януковича. Но разве кто-нибудь сомневается, что в западных регионах, где вся власть, вся система местного самоуправления мобилизована под оранжевые знамена Ющенко, фальсификаций было если не больше, то, по крайней мере, не меньше? Так что подсчеты на тему «кто у кого сколько украл» лучше вывести за скобки нашего уравнения.
На самом деле первый повод удивиться в другом — охваченный экономической депрессией западноукраинский регион как по команде проголосовал за Виктора Ющенко, певца рыночных реформ, которые этот регион и ввергли в депрессию. Еще один повод для удивления: за Ющенко во втором туре призвал проголосовать лидер социалистов Александр Мороз, хотя программе соцпартии до платформы кандидата «Нашей Украины» — как до китайской пасхи. Метаморфоза Мороза становится понятной, если обратить внимание на прописку сторонников соцпартии — они, по преимуществу, проживают в центрально-украинских областях.
Таким образом, что бы по этому поводу ни врали за последнее время, украинский избиратель голосует не за правого или левого кандидата, а за «своего» и против «чужого». Или, точнее, просто против «чужого»: я совсем не уверен, что оба премьера — бывший и нынешний — кажутся такими уж близкими и родными собственным избирателям. Жертвой раскола на Восток и Запад стали избирательные стратегии обоих кандидатов — Ющенко не смог, как ожидал, объединить вокруг себя противников нынешнего режима на Востоке, а Янукович, будучи премьером всей Украины, не стал для западных областей представителем общенациональной власти.
Последний раз нечто похожее происходило на выборах 1994 года, когда Кучма победил Кравчука, а до этого — в 1991 году, когда Кравчук выиграл у Черновила. Каждый раз на выборах президента Украины кандидат Востока в конце концов побеждал кандидата Запада (из этой схемы выпадают только фальшиво «идейные» выборы 1999 года, когда кампания Кучмы против Симоненко была скроена по лекалам кампании Ельцина против Зюганова в 1996 году. За десять лет мало что изменилось. Разве только сам Киев стал больше гордиться собой как столицей незалежной Украины — населяющие его чиновники и поэты, журналисты и бизнесмены все больше голосуют теперь так, как принято на Западе, где в этой незалежности не принято сомневаться и разбираться.
Почему Запад есть Запад, Восток есть Восток
Для того, чтобы понять, почему через десять с лишним лет после обретения независимости политическая география Украины не изменилась (Восток и Запад остались на своих местах, за исключением перебежавшего с Востока на Запад Киева), надо вернуться в 1991 год. В том памятном году на Украинскую советскую социалистическую республику свалилась независимость. Украина оказалась самостоятельной впервые в своей истории, если, конечно, не считать полноценной государственностью чехарду гетманов, атаманов и директорий периода гражданской войны (но тогда у Поволжья, Сибири и Дальневосточной республики не меньше исторических оснований претендовать на суверенитет). Накануне никто, за исключением немногих украинских диссидентов, не грезил независимостью Украины и уж тем более не боролся за нее с оружием в руках. Просто оказавшаяся в момент распада СССР у руля номенклатура компартии Украины этим моментом воспользовалась — отгородилась от непредсказуемой перестройки и союзного центра.
Никакого плана или программы построения независимого украинского государства у партийной номенклатуры не было и быть не могло. Пришлось заимствовать этот план у вчерашних идейных противников — у диссидентов-выходцев из западноукраинских земель. Там, на Западе, исторически чуждом идее русско-украинского единства, такой план был. Или казалось, что был. Для последующей истории, для жизни многих миллионов граждан нового государства важнейшее значение имело то, что заимствованный и положенный в основу украинской государственности план был не столько матрицей построения независимого государства Украина, сколько программой строительства Украины, независимой от России.
Все эти годы после 1991-го осуществлялся никем не писанный, но всем авгурам на Западе понятный план построения Украины, независимой от России. В рамках этого плана: попытка переориентации всех, кроме неизбежных, экономических связей с Востока на Запад; отлынивание от любой реальной интеграции с Россией в пользу любых, даже самых нереальных прожектов интеграции с Западом, Польшей, Турцией и кем угодно; конкуренция с Россией за военно-политическое влияние на постсоветском пространстве и неистребимое желание вступить в НАТО и Европейский союз, даже если туда не очень приглашают. Неотъемлемой частью этого плана, этой навязчивой идеи являлась ускоренная ассимиляция русских и русскоязычных на Украине, приведшая за 13 лет (от переписи 1989 до переписи 2002 года) к растворению четвертой части русского населения Украины в «единой украинской нации». Ради этого сокращали число русских школ и часы русского теле- и радиовещания на Украине, ради этого боролись с любой попыткой восточноукраинских областей, Крыма и Новороссии претендовать на культурное и языковое своеобразие.
Да, кандидаты Востока из раза в раз побеждали на президентских выборах кандидатов Запада Украины. И, как в сказке Евгения Шварца, убивший Дракона сам становился Драконом. И Кравчук, и Кучма пошли по этому пути, прельстившись простотой и цельностью «украинской идеи» — «Украина — не Россия». И оба, хотя по-разному и в разные сроки, растратили свой шанс.
Главной жертвой такого украинского самоопределения стал Восток Украины. Именно Восток, Крым и Новороссия все эти годы были на подозрении у украинизаторов, именно им отказывали в праве говорить и мыслить на родном языке, их детей заставляли читать Гоголя в украинском переводе. Люди, которые привыкли веками жить в одном политическом и культурном ареале с Россией, видели, как их новое государство строится на враждебных этой традиции основах. И при этом именно они платили за всю эту музыку, которую никогда не заказывали: только две области, Донецкая и Днепропетровская, вносят в бюджет Украины более четверти всех поступлений. Рано или поздно Восток должен был прийти в движение, должен был захотеть не только платить, но и заказывать музыку.
Это и происходит на наших глазах в ходе нынешней выборной кампании на Украине. Когда при заполнении кандидатской анкеты Виктор Янукович написал «премьер-министр» по-украински с двумя ошибками, поддерживающие Ющенко СМИ две недели над этим потешались. Себе на голову. Русские и русскоязычные почувствовали своего — они сами пишут на мове с ошибками. В начале кампании, ведя ритуальные разговоры о «стабильности», «европейском выборе», имея лишь сомнительное благословение Кучмы, Янукович выглядел просто статистом в триумфальном шествии Ющенко. Нападки оппонента помогли Януковичу определиться. Когда он перестал твердить о Европе и НАТО, когда подчеркнул свою связь с Россией и выступил за официальный статус русского языка и двойное русско-украинское гражданство, произошла перезагрузка избирательной кампании на Украине. Виктор Янукович обрел собственное политическое лицо. И получил голоса Востока, Крыма и Новороссии, которые и вывели его во второй тур.
Последствия
Виктор Янукович — чужой на Западе Украины, Виктор Ющенко — на Востоке. Восток населеннее Запада, и это многое определяет в исходе президентской гонки на Украине. Многое, но не все.
Во-первых, команда Ющенко оправилась после нокдауна в первом туре и вновь разогрела поостывший энтузиазм своих сторонников. Желающих верить легко убедить. Это относится не только к юным хунвэйбинам из организации «Пора» — киевского аналога грузинской «Кмары» и белградского «Отпора», но и к такому многоопытному политику, как Александр Мороз. Предварительные опросы показывали, что две трети его сторонников и без подсказки во втором туре проголосуют за «Нашу Украину», — вот он и сделал вид, что поверил обещанию ограничить полномочия будущего президента в пользу парламента, не разбазаривать землю и любить Россию, как Европу (с таким же успехом Ющенко мог бы пообещать Морозу выход к Балтийскому морю). Для руководства Соцпартии, как и для руководителей Компартии Украины (не путать с избирателями-коммунистами), Виктор Янукович — политический конкурент в среде левых, сохраняющих интерес к особым отношениям с Россией. Юлия Тимошенко для того и приглашена на главную роль в избирательном штабе кандидата Запада, чтобы возглавить его поход за протестными голосами на Восток: все, что остается Ющенко, после того как на Западе им была снята вся жатва, это разыгрывать из себя непримиримого борца с режимом, которому он служил председателем Нацбанка и премьер-министром. И Мороз, и Тимошенко в случае успеха не получат обещанного — лебедь, рак и щука еще никогда вместе не уживались. Но сегодня их участие в блоке Ющенко позволяет тому продолжить борьбу и претендовать на победу.
Как здесь не вспомнить о том, кто на самом деле привел Мороза и Тимошенко к Ющенко — о главной проблеме смены власти на Украине. О президенте Леониде Кучме. Кучма назначил Януковича премьером, как до этого назначал и снимал с этой должности многих, но значит ли, что он и вся его королевская рать во главе с Виктором Медведчуком удовлетворятся ролью «честного маклера» на нынешних выборах? Если бы он искренне был озабочен преемственностью власти и стабильностью Украины, за полгода до выборов определившись с преемником, как Ельцин ушел бы в отставку и не затевал бы конституционную реформу. Но он остался и этим продолжает нервировать Украину и связывать по рукам и ногам Виктора Януковича. Очевидно, что паритет в первом туре, переносящий генеральное сражение во второй, — прекрасная возможность для дальнейшей торговли Кучмы с обоими кандидатами, с Западом и Россией. И отмена участков для голосования граждан Украины в России, и переход связанного с Медведчуком микроскопического кандидата Кинаха к Ющенко, да и окончательный вердикт Центризбиркома Украины не могли состояться без согласия державного «уравнителя». В этом смысле Леонид Кучма — безусловный победитель первого тура выборов на Украине, в которых он официально не принимал участия.
В этих условиях теоретически предпочтительные шансы Виктора Януковича победить зависят от нескольких обстоятельств. От того, насколько удачно он лично проведет последнюю неделю своей избирательной кампании. От того, насколько ему удастся нейтрализовать «национального арбитра» Леонида Кучму, предотвратить предательские настроения в его окружении и проправительственных фракциях Верховной Рады — Янукович уже подтвердил свою приверженность конституционной реформе. А самое главное, победа Януковича будет зависеть от политической мобилизации Востока и Юга Украины, где существуют резервы для повышения явки во втором туре.
Это непростая задача, ведь годы Кравчука и Кучмы отбили у многих на Востоке желание верить обещаниям своего кандидата. Вся прозападная политическая элита Украины будет в последний раз пытаться научить ходящих во тьме избирателей восточных областей, как им надо проголосовать. Виктор Янукович может разрушить все эти потуги одним поступком — личным приходом в Верховную Раду для постановки на голосование закона об официальном статусе русского языка на Украине. Как бы ни были сообразительны или циничны Виктор Ющенко, Юлия Тимошенко и др., их оголтелые сторонники не дадут им возможности поддержать этот совершенно безобидный законопроект, даже если бы они хотели. Поход Ющенко за голосами на Восток закончится на этом моменте истины, а Янукович получит возможность поднять на Востоке, Юге и Севере планку голосования.
И когда Янукович победит во втором туре, возникнет другая проблема, о которой начали говорить, как только стало ясно, что на выборах в президенты Украины два кандидата, а не один. Виктор Ющенко и «Наша Украина» не в состоянии признать ничью победу, кроме своей. Нельзя исключать и того, что в случае прихода Ющенко он окажется президентом половины Украины. Очень может быть, что именно на такой сценарий и рассчитывает Леонид Кучма, готовясь призвать чуму на оба дома.
С легкой руки оппозиции, что украинской, что российской, принято считать, что нынешние выборы решают вопрос о судьбе демократии на Украине. Если это и так, то побочным образом. Никто не в состоянии доказать, что президент «Нашей Украины» Виктор Ющенко с авторитарными полномочиями, окруженный националистами, насаждающими «едину державну мову», демократичнее, чем президент от «Регионов Украины» Виктор Янукович, ограниченный в праве назначать правительство и губернаторов в стране официального двуязычия. Нынешние выборы решают вопрос о судьбе Украины как целостного государства, все равно демократического или авторитарного.
Россия и выбор Украины
«Украина — это футбольное поле, на котором играют Россия и Запад», — так высказался Леонид Кучма на предшествующих парламентских выборах. Сегодняшняя ставка России на Украине возникла как следствие попытки Запада свергнуть «многовекторного» президента Украины и посадить на его место более понятного Западу политика, который должен был открыть новый этап раздельного существования Украины и России. Нисколько не демонизируя Ющенко, нужно сказать, что ответственных лиц в России не может не беспокоить не столько жена этого кандидата, сколько в целом его ближайшее окружение и действительная программа действий. Очевидно, что никаких шагов навстречу русским и русскоязычным, никаких далеко идущих проектов экономической интеграции с Россией при таком наборе людей и идей от Ющенко ожидать не приходится. Случись Ющенко добиться президентства, и уже в скором времени с подачи львовских и ивано-франковских флотоводцев начнется третья севастопольская оборона, а в Крыму новая власть встанет перед выбором — укротить амбиции своих друзей из крымско-татарского меджлиса или быть готовым к Косово. НАТО, конечно, скрепя сердце примет Украину, от которой на этом этапе будет отбиваться Европейский союз. России придется пересматривать всю свою политическую и военную стратегию, тратить больше сил на борьбу с попытками окончательно развалить постсоветское пространство, а может быть, и ее саму. Но газ и нефть Украина будет продолжать искать в России.
Потери Запада в случае прихода Януковича неизмеримо ниже и некритичнее. Кроме укола самолюбию, особенно чувствительному для Польши, да отказа от некоторых чересчур ковбойских планов, рассматривающих Украину как таран против российского влияния, ничего опасного для Запада не произойдет. Украина только укрепится путем конституционной, региональной (земельной, федеративной) и языковой реформ как независимое, демократическое и целостное государство. Если не одно «если» — если Ющенко и К не расколют страну своими каштановыми экспериментами.
Мы не настолько наивны, чтобы призвать Запад накануне второго тура отказать в поддержке Ющенко. Попытки внушить России нечто похожее в отношении Януковича тоже лишены смысла. Было бы только гуманным со стороны государств, существующих на свете много дольше, чем самостоятельная Украина, вместе с Россией публично заявить о признании любого выбора украинских избирателей 21 ноября, кроме насильственного и неконституционного. Если же переживающий уже третью молодость Запад опьянен своей мечтой и не готов попридержать своих коней на Украине, Российской Федерации ничего не останется, как выступить с таким предупреждением от своего собственного имени.
/