Поделиться


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Оставить наказ кандидату

Выберите округ:


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

С 1 апреля торговать на рынках будут только истинные арийцы


Александра Луговская

Родная газета

Они строят нам дома и возят нас на автобусах и маршрутках, мостят улицы и убирают грязь, моют посуду и торгуют. Они – пришлые, чужаки, мигранты. Как саламандры у Чапека, они повсюду, имя им легион. Зажмуриться и сделать вид, что их нет, уже не получается. Их проблемами приходится заниматься, а у нас и своими-то получается не очень. Как же быть? Кое-кто предлагает лечить насморк гильотиной: выгнать всех к чертовой матери, а в Россию пускать только некий особый биологический вид – соотечественников. Они, хорошие, работящие, покорные и бессловесные, гурьбой ринутся обживать те самые земли, с которых сами мы бежим. Только вот ринутся ли? И существуют ли такие в природе? На вопросы «Родной газеты» отвечает Константин ЗАТУЛИН, депутат Государственной думы, директор Института стран СНГ.
– Было обещано, что с 1 апреля мы не увидим на рынках и в торговле мигрантов. А что увидим, к чему готовиться?
– Готовиться не столько к порядку, сколько к бардаку. Принято говорить: мигранты, мол, заполонили рынки. Они их действительно заполонили, особенно столичные. А что, у нас в какой-то резервации отсиживаются торговцы титульных национальностей, которые немедленно встанут на место мигрантов и будут продавать те же товары, только дешевле? Чтобы продавать продукты, надо организовывать дело, продираться через таможни, милицию на дорогах, чиновников, берущих взятки. Русский человек плюнет и бросит, а эти, которые «понаехали тут», через все круги российского полицейско-бюрократического кошмара пройдут и товар разложат. Кто-то гарантирует нам, что с 1 апреля милиционеры станут другими? А кушать хочется каждый день.
– Новый закон, действующий с нынешнего года, должен навести порядок с приезжими, поставить заслон нелегальной миграции. Получается?
– В соответствии с новыми законами (я говорю об изменениях в миграционном законодательстве) с 15 января 2007 года всем, кто когда-либо въехал в Россию, требуется встать на миграционный учет. Для этого – абсурд! – миллионы должны выехать и снова въехать, чтобы заново оформить свое пребывание. Встали полмиллиона из десяти с лишним миллионов.
– В Древнем Риме говорили: «закон суров, но это закон», а у нас, получается: «закон сырой, но все равно закон»?
– Не только закон. Принятая в прошлом году Программа добровольного переселения соотечественников в Российскую Федерацию вышла сырой и куцей. К ее разработке не то что Институт стран СНГ, занимающийся соотечественниками, – депутатов в должной мере не привлекали! Спустили просто в Госдуму пакет документов, разработанных или согласованных в правительстве, администрации президента и Федеральной миграционной службе.
– А кому вообще пришло в свое время в голову объявить Россию страной без границ? Приезжайте все, мы прозрачны?
– Поначалу не было устойчивого представления, пойдут у России или нет интеграционные процессы со странами СНГ. Одни органы создавали к тому предпосылки, другие, напротив, занимались строительством полностью независимой от ближнего зарубежья России. Скажем, рублевую зону в начале 90-х отменило российское правительство. Федеральная пограничная служба, тогда отдельное ведомство, охраняла границы бывшего СССР и не занималась вопросами миграции внутри СНГ, хотя многие новые государства сразу зашагали не в ногу с Россией. Нам и сегодня по-прежнему не хватает понимания, какую же мы все-таки хотим иметь границу с соседями – «на замке», как во времена Карацупы с Джульбарсом на поводке, или либеральную по типу Запада. Украина, кстати, при «оранжевой» власти принялась копать ров по всей границе с Россией и поменяла личный состав пограничников на выходцев из западных областей, чтобы пресечь традиционные связи «через кордон». Но и наши КПП между Россией и Абхазией на двух мостах через Псоу, давно за этим наблюдаю, тоже форма отталкивания от России людей, желающих к нам переехать: мздоимство и взяточничество.
– Сколько у нас нелегальных мигрантов, никто точно не знает, но все согласны, что счет идет на миллионы. Что у нас, медом намазано?
– Этот наш гонор, «медом намазано» может смениться гораздо худшим – перестанут ехать. Хотя процесс, спору нет, надо упорядочить.
Было бы странно, если бы при развале огромного тысячелетнего государства не началось переселение народов. К этому творцы развала оказались не готовы, потому и не воспринимали всерьез. Да и сегодня Федеральную миграционную службу то разогнали было вообще, то потом воссоздали как «отдел» в структуре МВД. Я даже не о поборах – это всегда было и, наверное, будет. При царе МВД было политическим ведомством, занималось всеми внутренними делами вплоть до выборов в Государственную думу. Сейчас это министерство охраны милиции и полноценно выполнять функции по развитию и упорядочению миграции не может. Надо видеть цели, создавать стимулы, а не «сваливать» миллионы мигрантов в перенаселенные территории. «Медом намазаны» Москва, Петербург и Краснодарский край, а в Сибирь и Нечерноземье никто не спешит.
Конечно, регионы нуждаются в рабочей силе, но, если в стране нет промышленной, инвестиционной политики, а министр экономразвития брошен на лоббирование Олимпийских игр, значит, не нужны новые центры, производства, шоссейные дороги. Спрашивается, зачем тогда миграция и зачем зазывать соотечественников? Вот и едут в Россию не те, кого мы сами хотели бы видеть. Это не заговор таджиков, узбеков, молдаван и украинцев – потребность в выживании. И они нужны, если займемся инвестициями в неразвитые регионы. А мы вместо этого занялись «подсчетом поголовья» – вот что меня не устраивает. Обещаем программы, пилотные регионы, а на деле основное занятие ФМС – учет, нелегалы, выловить-доложить, арестовать-депортировать. А где, простите, смысл всего этого дела?
– Способна ли Россия навязывать свои интересы странам, поставляющим мигрантов?
– Хотя нет пока опыта, мы начинаем это делать. По крайней мере, ведем диалог по миграционным квотам. Они-то и призваны ограничить поток незаконной миграции. Квоты объявлены впервые, общая на страны СНГ в этом году составляет 600 тысяч человек. Повторюсь: нелегалов плодит наша система. Человек с 15 января идет на почту за бланком, бланков не будет еще месяц, но он уже три дня нелегал. Кто это придумал? В Люксембурге половина португальцев, готовых мести там улицы, а в Португалии уже 300 тысяч украинцев, готовых заниматься тем же.
Что же касается соотечественников, то им нужно реально показать: специалисты, дети малые, ветераны войны и труда – вы все для России всегда желанны.
– А в странах СНГ где-нибудь есть грамотная миграционная политика? Русские-то к ним не едут…
– К ним – нет. Вот в Англии россиян сегодня 300 тысяч, в Германии – около 2 миллионов. А в странах СНГ экономическое положение хуже нашего. Плюс национализм, который кое-где уже зашкаливает. Выдавливаются русские школы, язык, пропагандируется национальная исключительность. На Украине было 12 миллионов русских, сегодня – 7,5 миллиона. Никуда остальные не уехали, просто записались украинцами. То же и в Казахстане, с той разницей, что русского проще в украинца превратить, чем в казаха или узбека. А миграционная политика в странах СНГ состоит в том, чтобы не чинить препятствий своим гражданам при выезде на заработки. Решается проблема безработицы, идут валютные поступления. С другой стороны, в России эти люди создают материальные блага, а мы за счет дополнительного кадрового ресурса из-за рубежа развиваемся. С ужесточением российских законов миграционные потоки могут повернуть на Украину, попробуют – в Белоруссию. Там уровень жизни хоть и ниже нашего, но выше, чем в Узбекистане или Таджикистане.
– Вам лично с мигрантами часто приходится дело иметь?
– Сталкиваюсь чаще в торговле, чем где-то еще. Иногда бываю в национальных ресторанах, на день рождения пригласил узбекского повара – люблю хороший плов. А проблемы с мигрантами мне известны по Южному округу Москвы, который я представляю в Госдуме. Население, в частности, недовольно изменениями национального состава во многих средних школах, где азербайджанцы и вообще кавказцы уже составляют большинство. Когда в свое время правительство Москвы пыталось отстоять прописку, его много критиковали, Лужкова в суде уличали в нарушении Конституции. Теперь имеем то, что имеем. А буксуем из-за отсутствия плана позитивного экономического развития России. Отсюда и практическая неготовность к миграции.
– Сколько у нас соотечественников за рубежом? Гуляет цифра 25 миллионов. Насколько она соответствует истине?
– Не могу сказать – так организован учет. Думаю, в Россию уже переехали от 5 до 10 миллионов. Но все ли – соотечественники? На этот вопрос каждый отвечает по-разному. Я считаю, соотечественниками могут быть не просто граждане бывшего СССР и их потомки, а граждане бывшей РСФСР и потомки русских, якутов, татар – нынешних россиян. Но Программа переселения соотечественников оперирует общими терминами, а потому юридически безбрежна. Дело в том, что в 1999 году «левая» Дума приняла популистский Закон «О государственной политике Российской Федерации в отношении соотечественников за рубежом», который Ельцин не раз отклонял, но перед выборами в Госдуму подписал. По нему наши соотечественники – каждый, кто по прямой линии происходит от живших не только в СССР, но и Российской империи. Включая, таким образом, поляков и финнов. А принятая программа не может противоречить закону. От наплыва поляков нас предохраняют, во-первых, мизерные льготы для переселенцев, а также нынешняя непривлекательность для них самой России. Но таджиков или узбеков и льготы привлекают, и Россия. И завтра начнут судиться, если откажем в положенных льготах, а сегодня попробуют взятку.
– Но ведь это вы заседаете в Думе. Может, лобби мощное, раз такая нелепица возведена в ранг закона, а на практике бардак?
– Дело не в лобби, а в стиле работы. Я со своим мнением не нахожу понимания у людей, отвечающих за миграционную политику. Иные преисполнены сознания важности собственной миссии – они «выполняют задание». А все, кто суется к ним с собственным мнением, только мешают работать.
/