Поделиться


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Оставить наказ кандидату

Выберите округ:


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Содружество умерло — да здравствует Содружество! Послесловие к несостоявшейся встрече в верхах.


Независимая газета

Константин Затулин

Старожилы, которые обычно ничего не помнят, не помнят и такой, как нынче, богатырской, апокалиптической весны на советско-СНГовских просторах. В ночи Березовский падает со снегоката, вешние воды вместо поэзии затопляют Краснодарский край. В Молдавии и на Украине меняют парламент, в Армении — президента, в России — правительство.

Все зимнее уходит, все летнее нарождается. Шестая зима Содружества Независимых Государств тяжело отразилась на здоровье его участников. По крайней мере, здоровье президента России, давно ставшее выручалочкой для переноса заседаний совета глав государств СНГ, не подвело и в этот раз — Борис Николаевич заболел. Президент РФ достаточно крепок душой и телом, чтобы распускать правительство и брать полномочия премьера на себя, но его умное здоровье с некоторых пор не выдерживает болезненной атмосферы пленумов СНГ.

Правда состоит в том, что только вконец бессовестный или безумный в России мог бы желать проведения 19 марта в Москве очередного ритуала Содружества. Если при порочном зачатии СНГ периодический консилиум у одра больного пространства позволял большинству участников выдавать себя за лечащих врачей (хотя главный интерес всегда состоял в том, чтобы ускорить кончину и воспользоваться наследством умирающего), то на последнем этапе эти сборы все более приобретали характер публичного осуждения любых попыток избрать курс лечения. Рано или поздно фальшивый механизм Содружества — где голос Грузии или Таджикистана формально равен голосу России; где по принципу шведского стола можно выбирать себе права, оставляя другим обязанности; где выгоднее саботировать общие решения, набивая себе цену, — должен был дать сбой и обратиться против создателя, России. Постепенно «младшие братья» России по СНГ усвоили нехитрую тактику: шантажируя иллюзией Содружества, выбивать из России конкретные уступки в конкретных областях экономики и политики.

Кстати было обратить в свою пользу и личную слабость председательствующего — комплекс вины Бориса Ельцина за распад Союза, нежелание усугубить этот след в истории развалом Содружества. Процедура саммита глав государств СНГ, то есть протокольного действа на высшем уровне, не рассчитанного на долгую и серьезную дискуссию, как нельзя более подходила для «большого хапка» — обратного обмена сломанных ружей, бус и огненной воды на реальные ресурсы России.

Положение постоянного председателя обязывало Россию что-то предпринимать. Весной прошлого года на закрытом заседании Совета в Москве президент Ельцин перехватил инициативу разговора о кризисе Содружества, мнимых и подлинных устремлениях стран-участниц. Осенью в Кишиневе это ему уже не удалось, хотя по старой евразийской традиции публично нападали только на Россию, но не на ее начальника (другое дело в кулуарах).

По мере приближения роковой даты — 19 марта — становилось все более ясным, что метастазы СНГ может на время остановить только ОРЗ его председателя (отмена саммита) или новый способ реанимации. Бог послал ОРЗ, а Анатолий Адамишин, недавно переехавший из посольства РФ на Кенсингтон Сквер Гарден в Министерство по делам СНГ на Варварке, придумал идею проведения межгосударственной конференции по проблемам СНГ. Вложенное в уста руководителей двух наиболее крупных и конкурирующих стран СНГ, России и Украины, предложение о проведении судьбоносной конференции сразу обнулило смысл очередной судьбоносной встречи вождей Содружества, и так грозившей не состояться или провалиться.

Переведем дух. Саммит вроде бы перенесен на апрель. Бориса Ельцина на какой-то срок вывели из-под удара, изолировав его от постоянно неудовлетворенного СНГ. Само Содружество удалось оградить от шарлатанских «десяти простых шагов навстречу простым людям» и самоубийственной откочевки Исполнительного секретариата из Минска в неизвестном направлении. Эдуарду Шеварднадзе придется поднапрячься со следующим образцово-показательным покушением на себя, а Гейдару Алиеву — с расширением списка еще не выданных ему Россией изменников. Что, в общем-то, не так сложно, но необходимо — иначе заявленные ими козыри подвергнутся уценке.

Но проблема остается. Что же делать и чего не делать с СНГ? Прежде всего России надо перестать комплексовать по поводу Содружества. Не в наших интересах форсировать его развал, но опасно — для собственной безопасности, целостности, возрождения России — считать, что оболочка под названием СНГ должна быть спасена любой ценой. Не любой. Не ценой отказа от базовых, стратегических национальных интересов, от наших соотечественников в новом зарубежье, могущих превратиться, а могущих и не превратиться в одну из самых могущественных диаспор в мире. Не жертвуя более конкретными интеграционными проектами: Россия должна скорее поступиться СНГ, чем союзом с Белоруссией, если на минуту предположить, что вопрос может так стоять.

Механизм СНГ уже научились использовать некоторые прежде союзные республики, постепенно превращающиеся в «сдержки и противовесы» новой России. Если проект пресловутого балтийско-черноморского кордона был направлен на развал СНГ, похищение Украины и Белоруссии, то более современные попытки изоляции России — ГУАМ или интеграция бывшей Средней, а ныне Центральной Азии — предпринимаются уже в рамках СНГ. На это следует обратить внимание, рассматривая разного рода благонамеренные планы вроде создания Комитета СНГ по предотвращению конфликтов. Существующая в органах СНГ процедура представительства и выработки решений может привести к тому, что Россия будет время от времени пребывать в «блестящей изоляции» в созданных по ее же инициативе структурах.

Ввиду сегодняшней внутренней слабости России трудно предположить, что ей по силам скоро осуществить необходимую в российских интересах реформу Содружества. В этих условиях нет ничего предосудительного в том, что СНГ продолжит превращаться в культурно-историческое объединение — при том, что для более прочных и дееспособных союзов России потребуются другие конфигурации, другой набор участников. Одним словом, я совершенно согласен с тем, что Россия не больше, а может быть, меньше других заинтересована в будущности Содружества — этого бастарда постсоветской эпохи. Пусть наши партнеры по СНГ примут на себя часть этой ноши. Осталось выяснить, кто же из наших поверенных в делах СНГ более способен на непредвзятый анализ и действия в сложившейся ситуации?

Как известно, первые подземные толчки к свержению правительства Черномырдина выразились как раз в отставке куратора СНГ вице-премьера Валерия Серова и назначении на это место Ивана Рыбкина. До сих пор каждый последующий куратор СНГ заставлял сожалеть о предыдущем. Так было с Алексеем Большаковым, вся вина которого была в том, что он пытался честно разобраться в своих обязанностях, вызвал неудовольствие владык Независимых Государств и был наказан немедленным повышением.

Наследовавший ему Валерий Серов, безусловно, более изощренный в тайнах российского двора, наоборот, погубил свою карьеру тем, что больше представлял интересы стран СНГ в России, чем интересы России в странах СНГ. Было бы большим огорчением думать, что с приходом Ивана Рыбкина вместо конкретных, жестких, осмысленных действий нас ожидает расцвет постгорбачевского красноречия. Самое печальное, что приход нового куратора дел в Содружестве кроме фейерверков и торжественного объезда курируемых стран обычно сопровождается закланием в жертву нашим союзникам какой-нибудь уступки средней важности. В то время как уступать больше нечего — ни в среднем, ни в малом.

Единственной гарантией от новой сдачи позиций я считаю вовлечение широких народных масс в осмысление нашей политики в СНГ. Ход с конференцией можно признать удачным, если за декларацией последует настоящая работа — сначала над полномочиями, форматом и регламентом конференции, а затем на самой конференции. Если по примеру складывания Европейского союза соберут на полгода несколько сотен экспертов из заинтересованных стран СНГ — политиков и политологов, чиновников, экономистов, юристов, правозащитников, историков — и попробуют, отмотав пленку событий назад, установить: в чем состоят реальные национальные интересы бывших союзных республик, куда они их ведут, в какой области, форме, структуре эти интересы могут быть согласованы и объединены? То есть сделают то, что не было сделано в силу скоропостижной кончины Советского Союза и обретения республиками независимости сверху, без всякой «национально-освободительной борьбы».

Мы все знаем про «неразрывную» и «нерушимую», «вековую» и «многовековую» дружбу наших народов. Мы ничего не знаем об интересах наших государств — потому что большинства из них никогда не было. Содружество государств, построенное на мифах, — это рано или поздно содружество народов. Давайте наконец разберемся в наших интересах. Интересы честнее мифов.

 

/