Поделиться


Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Защита от спама reCAPTCHA Конфиденциальность и Условия использования

Оставить наказ кандидату

Выберите округ:


Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Написать письмо депутату

Выберите приемную:


Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

На
страницу
депутата

СОВМЕСТНАЯ ИСТОРИЯ В ПРОСТРАНСТВЕ


Константин Затулин, депутат Госдумы, директор Института стран СНГ

Сборник выступлений на конференции «Политическая фальсификация истории как барьер на пути демократического реформирования международных отношений на постсоветском пространстве»,

Тирасполь, 2009

Многое происходящее в последнее время в исторической науке или в связи с историческими фактами заставляет удивляться. Почему сегодня так актуальны исторические исследования? Почему на пространстве бывшего Советского Союза возникла такая тяга к экскурсам в историю? Совершенно очевидно, что распад СССР положил начало созданию новых независимых государств, и это может вызывать как сожаление, так и радость в зависимости от точки зрения. Но практически почти все бывшие союзные республики, ныне независимые государства, развиваются именно как национальные. Единственным исключением здесь стала Российская Федерация, которая, будучи преемником не только Советского Союза, но и Российской империи, является наднациональным государством, можно даже сказать – государством имперского типа (хотя в политическом языке слово «империя» несет негативный смысл). Как правило, в современном мире ни одно государство не хочет признавать себя империей. Политики боятся слова «империя», потому что оно связано с империализмом, а классики марксизма, В.И. Ленин клеймили империализм как высшую стадию капитализма. Однако понятие «империя» не однозначно в мировой истории. Во всяком случае, вся современная европейская цивилизация зиждется на плечах Римской империи, римского права. Без того весомого вклада, который внесла Римская империя в развитие древней истории Европы, трудно представить сегодняшнюю Европу. Точно так же трудно представить ситуацию в любом уголке постсоветского пространства без учета роли, сыгранной истории этого региона Российской империей и Советским Союзом. Попытки создать национальное государство в условиях многонациональности, как на Украине и в Молдове, имеют свои катастрофические последствия. Последствия для Молдовы очевидны. Попытка создать в многонациональной Молдавии национальное государство, предпринятая в 1990-е годы, привела к молдово-приднестровскому конфликту. А попытка властей Украины сегодня переписать историю тоже приведет к конфликту, не обязательно между Украиной и Россией. Внутри самой Украины есть предчувствие гражданского столкновения, настолько далеко это зашло в результате нескольких лет «оранжевой» власти на Украине. Стремление создать национальное государство приводит к желанию воспеть никогда не существовавшие в истории подвиги своей нации. Рассмотреть историю исключительно как комплементарную можно, естественно, только в ущерб другим нациям и народностям, искажая объективное историческое прошлое. Это наблюдалось и до прихода к власти В.А. Ющенко. В качестве примера можно привести книгу, якобы написанную президентом Л. Кучмой, которая называется «Украина не Россия» и в которой целая глава посвящена тому, что нужно пересмотреть роль в истории личностей, которые прежде считались деятелями эпохи Российской империи, Русского государства, поделить их на украинских и русских. С этой целью предпринималась попытка выяснить, у кого какой крови больше. И в силу этого исторические личности, которые и не подозревали о том, что когда-то будет существовать независимая Украина, определяются предтечами украинской независимости и национальными героями Украины.

В истории любой войны важно выяснить, кто ее начал. За неполные четыре года Украина, имеющая право претендовать на победу во Второй мировой войне, фактически стараниями своего руководства превратилась в государство – наследника проигравших во Второй мировой войне. Разве это не странно, что наследники победы от нее отказываются в пользу бесконечного обсуждения, почему Украина в результате этой войны оказалась порабощенной. Нет необходимости долго обсуждать тему, связанную с героизацией фашистских пособников, потому что никто, кроме самых реакционных национал-романтиков, не может считать героем Украины Р. Шухевича, офицера гитлеровской армии, носившего немецкую форму, который, как известно, был виновен во львовской резне в первые дни войны. Что же до рассуждения о том, что разные течения в УПА боролись между собой, в этом нет никакого открытия: действительно, П. Мельник боролся с С.Бандерой. Все они хотели главенствовать, но это совершенно не оправдывает ни одного из них. Война как никакое другое событие ставит людей перед выбором: либо ты на одной, либо на другой стороне. И в войне 1941–1945 гг. не было и не могло быть никакой третьей стороны. А. Власов много разглагольствовал о том, что он боролся с безбожным сталинским режимом (тем самым режимом, который сделал его генералом, командующим армией), что он боролся ради высоких христианских ценностей, ради того, чтобы возродить русское государство. Прежде чем согласиться с тем, что генерал Власов чуть ли не антипод И. Сталина, следует вспомнить лишь один известный факт: военнопленных в лагерях уничтожали за отказ сотрудничать с Власовым. На захваченных, оккупированных территориях целый ряд так называемых борцов за независимость и свободу (все равно – Украины или России) выполняли вспомогательные функции и фактически тем самым облегчали задачи оккупации и ведение Германией войны против Советского Союза и всей антигитлеровской коалиции. Вот это обстоятельство и должно учитываться, этот конкретный моральный императив должен быть положен в основу оценки. И как можно бывшего террориста, участвовавшего в убийстве министра внутренних дел Польши Б.Перацкого и других польских официальных деятелей, в организации резни во Львове, а также других «борцов за независимость», уничтожавших поляков и евреев (как крестьян, так и интеллигенцию), считать героями новой Украины?! Никто и никогда не отрицал и не мог отрицать факт массового голода в Советском Союзе в 1930-е гг. В трудах российских историков до этого всплеска, инициированного украинской стороной, может быть, недостаточно полно и всесторонне был изучен этот период, не так много исследователей обращались к связанным с голодом событиям. В этом, на самом деле, нет трагедии. На это просто необходимо обратить внимание, но не фальсифицировать историю, пытаясь придать ей совершенно иной оттенок. Мы отрицаем не факт голода 1930-х гг., а то, что голод официально именуется «голодомором». Уже само название «голодомор» является негативной оценкой событий: не просто был голод, а голодом морили сознательно, умерщвляли с помощью голода. В действительности, нет ни одного документа, который бы подтверждал существование разветвленного плана уничтожения украинцев как нации. Напротив, скорее, был обратный план: в одном из писем И. Сталина говорится о том, что, исходя из задач российского и советского государства, Украину следует сделать витриной успехов социализма. В период голода 1930-х гг. из других голодающих регионов Советского Союза продовольствие направлялось на Украину. Это служило целям воссоединения с утраченными западными украинскими территориями, что было достигнуто несколько позже в результате подписания Пакта Молотова – Риббентропа. Заметим, нынешние уласти Украины никоим образом не осуждают Пакт Молотова – Риббентропа. Было бы очень любопытно, если бы президент В. Ющенко осудил Пакт Молотова – Риббентропа и призвал покаяться и вернуть присоединенные этим пактом земли тем государствам, в составе которых они на тот момент находились. В таком случае Украина лишилась бы юго-западных областей, Львова, Ужгорода и т. д. Поэтому данная историческая проблема не пользуется вниманием современной украинской власти.

Что касается «голодомора», социологические исследования показывают: большую часть населения Украины удалось запутать, спровоцировать соответствующее отношение людей к голоду. Обыватель столкнулся с прежде неизвестными ему фактами, которые потоком извергают СМИ. Насколько эти факты документально подтверждены, никто не берется, да и не может исследовать. Люди склонны верить получаемой информации и, не задумываясь о последствиях, считать, что «голодомор – это геноцид». Но геноцид предполагает ответственность – вся эта кампания ведется ради того, чтобы оправдать отстраненность Украины от России, подозрительность по отношению к России, стремление в НАТО или в какую-то другую сторону.

Еще один сюжет, связанный с современными попытками интерпретации истории. В 2009 г. будет отмечаться трехсотлетие Полтавской битвы. На территории ПМР в Бендерах установлен памятный знак И. Мазепе с надписью на двух языках – на украинском и русском. Почему на украинском – понятно, но почему на русском? По всей вероятности, чтобы как можно большее количество людей узнали, что здесь будет сооружен памятник И. Мазепе. Если это государственная акция, то в таком случае в соответствии с конституцией ПМР надо писать на трех языках. На наш взгляд, невозможно провозглашать национальными героями неудачников, которые не принесли собственному народу ничего, кроме боли и страданий. Невозможно придать благородный облик И. Мазепе, воевавшему с Петром I не за независимость Украины, а за обещанную ему Карлом XII в качестве вознаграждения за предательство Витебскую область, к которой Украина и сегодня не имеет никакого отношения. Считать этот факт чем-то грандиозным, по нашему мнению, неправильно ни с моральной, ни с конкретно-исторической точки зрения, поскольку во все времена переход с одной стороны на другую трактуется однозначно — предательство.

Подписанный президентом Украины указ о праздновании трехсотлетия украинско-шведского союза можно расценивать как очевидную фальсификацию истории, потому что не было никакого реального украинско-шведского союза. Это вызвало немалое удивление в Швеции, где Карла XII считают не героем, а романтиком, который принес много бед и страданий своему народу, поскольку, бесконечно воюя в течение долгих лет вдали от родины, он обескровил ее. Карлу XII не поставлен памятник даже в Швеции.

Наконец, нельзя не обратить внимание на такие деликатные и чувствительные моменты, как борьба историографии молдавской, румынской, приднестровской по вопросам новейшей истории. В книжных магазинах Кишинева недостаточно исторической литературы на русском языке, поэтому у нас не было возможности основательно изучить историографию Молдовы. Но в таком учебнике, как «История румын в новейшее время», изданном под эгидой исторического факультета Молдавского университета в 1999 г., видимо, выражена позиция историков Молдавского национального университета по событиям новейшей истории. Если поход Гитлера и Антонеску против СССР в 1941 г. называется в этом учебном пособии «освобождением Бессарабии» (правда, тут же выражается сожаление, что вслед за освобождением Бессарабии румынские солдаты почему-то оказались под Сталинградом и многие там погибли), то освобождение Молдавии от гитлеровских войск определяется как «захват Советским Союзом вновь территории Бессарабии» и т.д. и т.п. С одной стороны, освобождение этой территории с помощью Гитлера, с другой – захват Советским Союзом – и это все на русском языке, на историческом факультете Молдавского национального университета. Надо ли говорить, что с такими концепциями общей истории в Российской Федерации никто не собирается соглашаться ни на государственном уровне, ни на уровне исторического сообщества. Эта дискуссия будет продолжаться, потому что мы защищаем не только свое национальное достояние и свою историю, не только память своих предков. Мы, в конце концов, должны и стараемся защитить право истории быть истинной наукой, создаваемой истинными учеными, а не политиками и политиканами. История не должна служить подручным средством в борьбе между политическими конкурентами.

/