Поделиться


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Оставить наказ кандидату

Выберите округ:


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Написать письмо депутату

Выберите приемную:


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Стоит ли дергать тигра за усы?

Источник: Sputnik

Молдавские и российские официальные лица, а также европейские эксперты активно обсуждают возможные последствия принятой Генассамблеей ООН резолюции, которая призывает Москву «без оговорок и дальнейшего промедления» вывести военнослужащих Объединенной группы российских войск (ОГРВ) из Приднестровья. Резолюцию, которую молдавское правительство уже давно пыталось протащить через Генассамблею.

Любопытно сложилось само голосование. Большинство стран — 83 — попросту воздержались. Часть из них, возможно, даже не понимала, о чем идет речь. Другие же, выражаясь словами российского МИД, «не сочли возможным солидаризироваться со столь одиозной и опасной инициативой некоторых молдавских политических кругов».

Без войск нет мира

На данный момент несколько сотен военнослужащих ОГРВ являются де-факто частью миротворческой миссии, гарантирующей спокойствие в регионе (состав миссии — менее полутора тысяч человек, из них россиян — 441). И эта миссия становится только еще более актуальной в условиях нынешней неконструктивной позиции молдавского правительства.

По словам министра иностранных дел и европейской интеграции Молдовы Тудора Ульяновского, «приднестровский конфликт не является внутренней проблемой, а нарушением международного права третьей страной, которая разместила войска на нашей суверенной территории». То есть, с его слов получается, что приднестровская ситуация вызвана исключительно «оккупацией» территории Российской Федерацией, и будет решена сразу же после «деоккупации».

Конечно же, это не так. Российские миротворцы находятся в Приднестровье на легальных основаниях, на основании Соглашения о принципах мирного урегулирования вооруженного конфликта в Приднестровском регионе Республики Молдова, подписанного в 1992 году главами России и Молдовы. И в Кишиневе прекрасно понимают, что даже после вывода «оккупационного» контингента проблема сама собой не решится, ибо приднестровский конфликт имеет гражданский характер, и жители региона не горят желанием войти в состав Молдовы. Особенно той, чье правительство взяло курс на отрыв от всего российского (а Приднестровье — это один из самых пророссийских регионов мира).

Поэтому лидер Приднестровья Вадим Красносельский абсолютно прав: вывод российских войск из региона — «прямой путь к возобновлению вооруженного конфликта».

А сама резолюция, по словам президента РМ Игоря Додона, не только наносит ущерб молдавско-российским отношениям, но и «ухудшит позиции Кишинева, в том числе с точки зрения скорейшего достижения политического урегулирования приднестровского конфликта».

Некоторая турбулентность вокруг непризнанной ПМР наблюдается уже год. По-своему «заботятся» о приднестровском урегулировании премьер-министр Молдовы Павел Филип и президент Украины Петр Порошенко, которые в апреле ратифицировали соглашение о совместном контроле украинско-молдавской государственной границы. Подобный контроль может служить инструментом блокады непризнанной республики.

Просчитывая угрозы на несколько ходов вперед, Игорь Додон отмечал уже тогда:

«Для Молдовы опасно то, что Запад ищет, где бы зацепить Россию. У нас есть нерешенный приднестровский конфликт, поэтому противостояние между Западом и Россией может привести к тому, что какому-то «ястребу» придет в голову «разморозить» конфликт, чтобы затянуть сюда Россию, которая захочет защитить своих граждан в регионе, и выставить ее агрессором. Я буду делать все, чтобы избежать этой горячей точки».

Вот эта позиция безупречна.

Согласно Конституции, Молдова обладает нейтральным статусом. При этом активно развивает партнерство с НАТО. Но в Брюсселе прекрасно понимают, что часть российских военнослужащих ОГРВ, которая формально не входит в миротворческий контингент, надежно охраняет огромные склады боеприпасов в Колбасна. В случае дестабилизации в Приднестровье этот арсенал может раствориться и сработать на территории соседних стран. И кто будет гасить этот пожар на пороге НАТО?

Ахиллесова пята?

Зачем тогда молдавское правительство так настойчиво требует вывода войск? Отчасти это популистский шаг, направленный на консолидацию своего антироссийского электората в преддверии важнейших парламентских выборов в республике. Отчасти — искреннее желание ряда молдавских деятелей, считающих россиян помехой не только для внутриполитических, но и для внешнеполитических инициатив.

«Наличие небольшого контингента российских войск — кость в горле для тех, кто хотел бы втянуть Молдову вместе с Приднестровьем в Румынию», — отметил первый зампредседателя комитета по делам СНГ Госдумы Константин Затулин. Тех, кто ради этой интеграции уже отказался от молдавского языка, назвав его «диалектом румынского», и, собственно, от молдавской истории.

Инициатива о выводе ОГРВ преследует и еще одну цель — на этот раз краткосрочную. С точки зрения внешней политики, Приднестровье — это не только важнейший актив, но и ахиллесова пята России на постсоветском пространстве. Там идеально устраивать кризисы для того, чтобы создавать для Москвы серьезную точку напряженности — ведь у Кремля связаны руки.

Самопровозглашенная республика не имеет территориального выхода ни к России, ни к морю, ни хотя бы к дружественному РФ государству. С другой стороны, отказаться от поддержки Приднестровья и бросить этот актив Москва не может — во-первых, потому, что там живут российские граждане, а, во-вторых, Приднестровье является вернейшим приверженцем концепции российского мира, и предательство самопровозглашенной республики недопустимо. Именно поэтому противники России (и прежде всего Украина, являющаяся соавтором резолюции в ГА ООН) занимаются нагнетанием напряжения вокруг Приднестровья. Забывая при этом, что дергать тигра за усы может быть очень опасно.

Геворг Мирзаян, доцент кафедры политологии Финансового университета

/