Поделиться


Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Защита от спама reCAPTCHA Конфиденциальность и Условия использования

Оставить наказ кандидату

Выберите округ:


Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Написать письмо депутату

Выберите приемную:


Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

На
страницу
депутата

Стратегия России в отношениях с Украиной


Константин Затулин, депутат Госдумы, директор Института стран СНГ

Крымская правда

На минувшей неделе наша газета опубликовала статью с анализом доклада «Предупреждая кризис на Украине», который подготовил экс-посол Соединённых Штатов на Украине Стивен Пайфер по заказу Совета по международным отношениям Государственного департамента США. Публикация вызвала много читательских откликов. Суть большинства из них сводится к тому, что США чётко формулируют принципы своей политики в отношении Украины и последовательно воплощают их в жизнь, чего не скажешь о России, которая в этом смысле проигрывает американцам.
Надо признать, такую точку зрения на Украине разделяют многие. Учитывая это, «Крымская правда» обратилась к одному из ведущих экспертов в области российско-украинских отношений, депутату Государственной Думы РФ, директору Института стран СНГ Константину ЗАТУЛИНУ с просьбой сформулировать цели и задачи российской политики на украинском направлении, а также высказать своё мнение о возможных сценариях развития событий на Украине в ближайшей перспективе.Я попытаюсь посостязаться со Стивеном Пайфером, поскольку меня задевает, когда его нашумевший доклад ставят в упрёк России, которая, дескать, никак не может объяснить, чего же она хочет от Украины, и не выработала, в отличие от США, стратегии на украинском направлении. Сформулированные мной тезисы касаются целей и задач российской политики в отношениях с Украиной в политической, экономической, социально-культурной сферах, в сфере обороны и безопасности; препятствий и вызовов установлению особых отношений между нашими странами; тенденций развития политической и экономической ситуации на Украине. Отмечу, что в совокупности они являются не только моей личной, но и, в некотором смысле, коллективной точкой зрения.
Отношениям России и Украины больше всего соответствует термин «особые отношения». По-другому их можно было бы назвать отношениями дружбы, сотрудничества и партнёрства, если бы все эти слова не были скомпрометированы в названии так называемого Большого договора между нашими странами, который формально продлён, но не действует. Термин «особые отношения» появился в дипломатии в 50-е годы прошлого столетия для характеристики отношений между США и Великобританией, двумя ведущими державами англосаксонского мира. Для того чтобы такие особые отношения установились между славянскими, по преимуществу Россией и Украиной, необходимы определённые гарантии, условия для обеих стран. Если говорить о гарантиях для Российской Федерации, то таковыми являются официальное провозглашение и законодательное закрепление нейтрального, внеблокового статуса Украины, содействие конституционному оформлению её федеративного государственного устройства, придание русскому языку, наряду с украинским, статуса государственного, сохранение православного русско-украинского единства в лоне Московского патриархата.
Отсутствие какого-либо из этих условий сохраняет риски для российско-украинских отношений при любой власти и не даёт гарантий того, что наши усилия, связанные с проектом Единого экономического пространства (ЕЭП), какими-то отдельными бизнес-проектами, предоставлением кредита или иной срочной помощи Украине, решением вопроса о транзите газа и так далее, не пропадут даром. Достижение указанных гарантий и есть наиглавнейшая цель России на Украине, поскольку это приведёт к фактическому, а не на бумаге, установлению отношений дружбы, сотрудничества и партнёрства между нашими странами.
Каковы, исходя из этой цели, задачи нашей политики на Украине? В политической сфере это, во-первых, поддержка свободы и демократии на Украине, причём их следует понимать полностью, а не избирательно. Свобода и демократия на Украине означают расширение прав регионов и национальностей Украины, которые должны быть защищены. Свобода и демократия означают выход на политическую сцену тех, кто представляет отличную от официальной точку зрения на пути развития Украины, развитие парламентаризма, выборности в центре и на местах, федеративные отношения. Во-вторых, содействие обновлению, укреплению и консолидации политических сил, последовательно выражающих интересы населения Юга и Востока Украины. В-третьих, ослабление и уход со сцены откровенно антироссийских политиков и сил, их вытеснение из государственного аппарата, в особенности из сфер образования, культуры, обороны и безопасности. В-четвёртых, обеспечение и закрепление особого статуса прав и полномочий Крыма, а также принятие закона о статусе Севастополя, гарантирующего выборность городских властей. В-пятых, борьба с попытками реабилитации предателей российско-украинского единства, меры противодействия героизации активистов ОУН-УПА и других нацистских пособников.
В сфере обороны и безопасности наша главная цель — пропаганда военно-политического союза между Россией и Украиной в качестве альтернативы вступлению последней в НАТО или, как вариант, подтверждение нейтрального статуса Украины. Свёртывание программ, обеспечивающих фактическое подчинение военной структуры Украины военной структуре НАТО. Хотя Украина не является членом альянса и даже не получила ПДЧ НАТО, тем не менее реально Министерство обороны и другие её военные структуры уже сегодня демонстрируют в своей деятельности признаки переподчинения натовскому руководству. Речь идёт, например, о программах подготовки офицеров и спецслужб, сформированных на основе стандартов США и НАТО, о закупках вооружений, даже об окраске кораблей. Прочие цели — сохранение в Севастополе базы Черноморского флота РФ после 2017 года, сохранение кооперации между военно-промышленными комплексами России и Украины, создание единой организационной структуры по ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций, возобновление сотрудничества в области судопроизводства и взаимодействия правоохранительных органов, программ обучения сотрудников милиции, гражданской обороны и т. п. За время президентства Виктора Ющенко эти программы сведены к минимуму, если вообще присутствуют в отношениях между нашими странами.
В экономической сфере целями российской политики на Украине являются реализация проекта ЕЭП; создание валютного и таможенного союза, переход на единую рублёвую валюту межгосударственных платежей; сближение законодательных стандартов в экономике и создание правовых условий для привлечения украинских предприятий на российские фондовые площадки и наоборот; защита прав и собственности российского бизнеса, работающего на территории Украины; создание совместных корпораций в самых разных областях, в частности в сфере нанотехнологий, авиастроения, инфраструктурных проектов и т. д.; развитие на Украине сети российских банков, ориентированных прежде всего на кредитование населения; создание в приграничных районах совместных экономических зон; обеспечение надёжной работы украинской газотранспортной системы и других транзитных коридоров как надёжного звена для поставки в Европу энергоресурсов и других товаров из России.
В социально-культурной сфере Россия на Украине преследует следующие цели: создание единого рынка труда с оптимизацией под него миграционного законодательства РФ и формирование образовательных программ, способствующих адаптации мигрантов в России; воссоздание общего информационного пространства, включая восстановление прежних условий вещания российских телеканалов в украинских кабельных сетях и снятие ограничений на прокат кинофильмов на русском языке; сближение образовательных пространств двух стран, в том числе поощрение из бюджета РФ деятельности по созданию филиалов российских вузов и школ на Украине; обеспечение максимально возможной свободы передвижения российских и украинских граждан; принятие межгосударственной программы по воспитанию молодёжи двух стран (летние лагеря, производственные практики, олимпиады — всё то, что относится к молодёжной политике).
Каковы, с моей точки зрения, препятствия и вызовы для установления особых отношений между Россией и Украиной? Прежде всего это дальнейшая реализация националистического проекта «Украина для украинцев», направленного на ассимиляцию русского населения, ограничение связей и отношений с Россией. Кроме того, курс украинских властей на евроатлантическую интеграцию, на цивилизационный отрыв от России и стран СНГ, растущая зависимость Украины от Запада. Ещё одно препятствие — коллапс украинской экономики в условиях мирового кризиса и политической нестабильности, что может иметь непредсказуемые политические и социальные последствия. Межэтнические межнациональные и социальные конфликты, перманентная нестабильность как следствие раскола Украины — это тоже преграда для установления особых отношений между нашими странами. Очень важная для России опасность — консолидация Украины как державы на антироссийских основаниях, её претензии на альтернативный России центр притяжения на постсоветском пространстве. Отдельного упоминания заслуживают пограничные территориальные споры, угрожающие перерасти в военные конфликты, а также разрыв православного единства.
Теперь о тенденциях развития политической и экономической ситуации на Украине, какими они сегодня видятся из России. Эти тенденции противоречивы, поскольку Украина остаётся разнонаправленной. Большая часть её политической элиты ориентирована на так называемый европейский выбор, что в немалой степени способствует усилению внешнего влияния США и Европейского союза на государственные институты Украины. При этом доверие населения к государственным институтам падает, налицо их деградация. Отсюда рост протестных настроений в украинском обществе и девальвация рейтингов основных политических сил. С сожалением вынужден констатировать деморализацию ориентированного на нормальные отношения с Россией электората, вызванную ошибками политических сил, которые призваны объединить этот электорат. Но больше всего беспокоит агрессивное формирование со стороны властей новой национальной идентификации украинца как исторического врага всего русского, или москальского, отсутствие общенационального консенсуса в отношении национальной идеи и общепризнанной национальной идентичности, то есть раскол по линии: «Юг и Восток», с одной стороны, «Запад» — с другой.
Сегодня много спорят о возможных сценариях развития политической ситуации на Украине. Первый сценарий, который пытаются реализовать, как мне кажется, в данный момент состоит в том, чтобы попробовать всё-таки договориться между основными политическими игроками. Идёт бесконечный переговорный процесс и одновременно борьба в треугольнике — Янукович, Ющенко, Тимошенко (сегодня он перестаёт быть таковым из-за Ющенко — выпадающей вершины этого треугольника): о проведении в срок президентских выборов или о проведении в срок президентских выборов и досрочных парламентских выборов, или, наконец, об отмене всяких президентских выборов на основе договорённостей внутри парламента. В последнем случае речь идёт о переходе от прямых выборов президента к его избранию в парламенте. Думаю, попытка двух основных политических сил использовать арифметическое большинство в Верховном Совете Украины для достижения собственных целей может повлечь за собой консолидацию их противников, от Ющенко до Компартии, оставляемых за бортом. Хочу также обратить внимание на то, что этот сценарий не отвечает прямо ни на один из поставленных выше вопросов, разрешение которых предполагает установление особых российско-украинских отношений. Нам предлагается лишь верить, что об интересах русских и русскоязычных граждан Украины и о российско-украинских отношениях не забудут.
Есть второй сценарий, в котором могут принять участие не только три названных политика, но гораздо более широкие силы. В той или иной степени в него оказывается вовлечённой и Россия. Это — раскол Украины. Если невозможно достичь всех гарантий, которые являются целями российской политики на Украине, то (готов дать руку на отсечение!) в России рано или поздно придут к выводу о том, что совсем необязательно Украина должна сохраняться как государство в интересах российской политики. Если Украина враждебна России, если она встраивается во враждебный блок, если она осуществляет политику ассимиляции русского населения, достигая в этом успехов, в таком случае нет причин, по которым в российской политической элите не может возобладать точка зрения, что чем хуже для такой Украины, тем лучше для России. Это очень конфликтный, очень неприятный путь, но если мы — реалисты, то должны понимать, что он абсолютно не заказан.
Говоря об условиях, которые Россия выдвигает в качестве базовых для особых отношений с Украиной, нужно отметить, что и у последней, с её стороны, тоже есть условие: отказ России от этого второго сценария, связанного с расколом Украины, признание территориальной целостности Украины (включая Крым и Севастополь). Согласитесь, сложно было бы говорить об особых отношениях между Россией и Украиной, если бы в Москве отстаивали версию о том, что часть Украины — это случайно доставшаяся ей территория, которую рано или поздно нужно вернуть. Думаю, Россия должна принять это условие, если все наши условия подтверждаются и принимаются Украиной. Это и есть третий искомый и наиболее трудный сценарий, предполагающий согласование взаимных интересов и подтверждение их демократической процедурой. Вариант, прямо противоречащий не первому, а второму из описанных сценариев. Он требует определённого понимания со стороны наших главных друзей на Украине — её русских и русскоязычных граждан. Если мы развиваем тему «Крым и Севастополь — это всё, что нас интересует на Украине», то в Днепропетровске, Луганске, Харькове, Донецке имеют полное право спросить: «А что же будет с нами?».
У читателей может возникнуть вопрос: все ли в России так думают? Нет, не все. Некоторые, к сожалению, вообще не хотят думать на эту тему, причём таких довольно много — хотя бы потому, что была история 2004-2005 годов. У российских чиновников и политических деятелей есть чувство самосохранения: никто не хочет отвечать за работу с неопределённым исходом. То ли грудь в крестах, то ли голова в кустах — вот такое примерно отношение к людям, которые занимаются у нас Украиной. Это реальная ситуация, возникшая как следствие бесконечного обмана со стороны украинской политической элиты самых лучших намерений элиты российской.
Убеждён: в этом году всё на Украине решается на долгий период. Могут быть разные сценарии, но скорее всего в начале 2010 года состоятся выборы президента Украины. После этого пройдут парламентские выборы — новый президент непременно захочет переформатировать Верховный Совет, избранный при предшественнике. Состоятся также выборы в местные органы власти.
И будет (или не будет) общее движение, развивающее цели особых российско-украинских отношений. Движение, которое, не подменяя Партии регионов, Компартии и других дружественных России политических сил, сосредоточится на том, чтобы придать любой избирательной кампании на Украине характер решающего референдума по темам федеративности, языка, внеблокового статуса и единства православия. Это движение в создавшихся условиях — своего рода заградотряд для политиков, желающих выражать интерес Востока и Юга Украины. Движение должно объединить избирателей этих регионов вокруг целей, которые кажутся им абсолютно безошибочными, не отталкивая русскоязычных украинцев на том основании, что в нём участвуют одни только русские. Это было бы самоубийственно, поскольку в таком случае все мы — Россия и русские на Украине, если хотите, и Украина тоже, — проигрываем.
/