Поделиться


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Оставить наказ кандидату

Выберите округ:


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Тирасполь завис между разными сценариями


Комсомольская правда

Константин Затулин, член Общественной палаты РФ, директор Института стран СНГ, член Совета по внешней и оборонной политике:

Что касается ситуации вокруг Приднестровья, где сейчас очень большая напряженность, то могут быть разные варианты ее развития. Начиная с января те силы на Западе и на Украине, которые заинтересованы в углублении конфликта с Россией, усмотрели в приднестровском конфликте нашу ахиллесову пяту. Они думают, что удушение Приднестровья, треть населения которого граждане РФ, может быть осуществлено безнаказанно — ведь ПМР со всех сторон окружена и отделена от России сотнями километров украинской территории.

Хотят взять реванш за неудачные военные действия в Донбассе, при этом украинская сторона играет на заинтересованности Молдовы, а может быть, и Румынии в размораживании приднестровского конфликта. Авантюристы не прочь создать новый повод, чтобы втянуть Россию в ответные действия и обвинить ее в агрессивности — для продления и даже ужесточения санкций.

А как с этим связано назначение Саакашвили губернатором соседней Одесской области?

Целей такого назначения несколько. Порошенко, назначая Саакашвили, связанного на Украине теперь только с ним, а не с каким-нибудь Коломойским, лишний раз прогнулся перед Соединенными Штатами. Киевская власть руками Саакашвили хочет зачистить Одесскую область, наиболее неблагонадежную на Украине — наряду с Харьковской. Ну и во-вторых, использовать Саакашвили для возможного развязывания конфликта в Приднестровье, чтобы он, окончательно зацементировав Одесскую область, превратил ее в надежный тыл операции.

И эти цели достигнуты?

Нет, таковы намерения. Но блицкрига в решении вопроса пока не наблюдается. Потому что настроения в Молдове, да и в Румынии совсем неоднозначные.

Молдаване не хотят быть пушечным мясом. К тому же на поверхность выходят внутренние противоречия в логике действий властей Молдовы. Ее прорумынское крыло понимает, что возвращение Приднестровья может звучать похоронным звоном по планам объединения с Румынией.

Каковы же перспективы?

Если говорить о возможности провокаций, то она существует. Приднестровье зависло между разными сценариями поведения основных игроков. Мне кажется, что в конечном счете вопрос мягкого, то есть нынешнего блокадного, или жесткого, то есть силового, варианта развития событий зависит даже не от Украины или Молдовы, а от конъюнктуры отношений между Россией и Западом. Важно, что возьмет верх — более прагматичная «дипломатия Керри» или позиция американских ястребов, готовых на любое обострение.

А что должна Россия делать?

Надо всячески поддержать сегодня власти Приднестровья, способствовать консолидации его населения. Всюду и всячески давать понять: на любую попытку решить этот конфликт силой Россией будет дан очень жесткий отпор.

Нужно предпринять все усилия, чтобы развалить блокаду. Включить в переговорный пакет с Украиной (минский процесс, цены на газ и др.) жесткое условие отказа от блокады и возврата к мирному урегулированию приднестровского конфликта. Кстати, в этом же пакете должны звучать и требования отмены транспортной, энергетической и водной блокады Крыма.

/