Поделиться


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Оставить наказ кандидату

Выберите округ:


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

У семьи задержанного в Красноярске бразильца-старовера могут забрать детей

Источник: Аргументы и Факты

Старообрядца Ханофера Ефимофф ди Кейрос, двадцать лет прожившего в сибирской тайге без паспорта, перевели из спецприёмника для мигрантов под домашний арест в социальный приют в пригороде Красноярска. Это произошло после вмешательства депутата Госдумы Константина Затулина, обращения агентства по переселению и возникшего на всю страну резонанса. Подробности почти детективной истории выясняла корреспондент «АиФ-Красноярск».

Новая угроза?

Теперь этот вопрос на личном контроле у министра внутренних дел РФ Владимира Колокольцева. Красноярские депутаты, как ГосДумы, так и ЗС предложить свою помощь семье староверов не спешат. А стоило бы. По словам правозащитника Ольги Суворовой, пока отец семейства находится под домашним арестом, и правозащитники ждут решения суда, над старообрядцами нависла новая угроза: опека грозится отобрать детей — по формальным признакам. Отца, якобы, нет, мать не работает и не имеет источника доходов. То, что старообрядцы ведут натуральное хозяйство и обеспечивают себя продуктами сами, почему-то не учитывается. Они живут промыслом, как веками жили их предки в тайге, и не голодают: всегда полные погреба запасов, не побираются. Обратились за помощью только потому, что семье с тремя детьми не по своей воле пришлось отправиться за полторы тысячи км, чтобы спасать «тятеньку».

После того, как мужчина обратился к властям за получением паспорта, его решили депортировать. Сибирского старовера до суда отпустили из Центра временного содержания

Тут бы и вмешаться красноярским чиновникам, представляющим интересы края в Государственной Думе, да выступить с законодательной инициативой. Дело в том, что у нас до сих пор не принят закон, определяющий старообрядцев, как категорию малочисленных коренных народов, к которым законодательный подход – несколько другой.

Нужны чудеса!

Правозащитник Ольга Суворова рассказала, что сейчас они с Антонидой ездят по клиникам, чтобы найти, где смогут провести легитимную для суда медицинскую экспертизу ДНК.

«После этого Ханофера нужно будет вывести в лабораторию для проведения теста ДНК. Это новый виток звонков, согласований, ходатайств, чтобы разрешили его туда доставить в сопровождении полиции, — комментирует Ольга Александровна, — Затем предстоит обратиться в суд по факту установления отцовства. А пока мы ждём решения краевого суда по факту нарушения миграционного законодательства. Если сегодня пакет с документами «прилетит» с Туруханска в краевой суд, то завтра, в субботу, обещают провести судебное заседание. Для этого надо снять сигнализацию со здания суда, завести секретариат, судебных приставов. Я не верю, что краевой суд способен на такое. Конечно, чудеса бывают…»

Сегодня в полдень на сайте главного управление МВД России по Красноярскому краю появилось сообщение, что информация о мерах, предпринимаемых инспекторами ПДН по изъятию детей из семьи Ханофера Ефимоффа ди Кейроса, не соответствует действительности, и подобные мероприятия не проводятся и основания для их проведения отсутствуют.

Дозвониться до органов опеки пока не удалось.

Вернулись на родину…

Как получилось, что гражданин Бразилии жил в Сибири без документов? Ханофер приехал в Красноярский край с матерью, будучи ребёнком. Она из семьи староверов, эмигрировавших в Бразилию после Октябрьской революции. В 90-е годы решила вернуться вместе с сыном на историческую родину. Они жили при монастыре, потом мама умерла. Ханофера приняли в староверческой общине в 300 км от Туруханска. Он завёл семью, детей.

Из Бразилии в Тайгу. Каково это — вернуться на родину предков?

Почему не оформил документы? Его супруга Антонида отвечает на этот вопрос так: «Чтобы сделать документы, надо было ехать в посольство в Москву, а без паспорта туда не попадёшь. Решили попробовать через Туруханский район. Там узнали, что он проживает без документов, подготовили бумаги и вызвали типа «паспорт получать». Он уехал и неделю мы ничего о нём не знали. У нас сотовой связи нет. По служебному телефону сообщили в школу, и я узнала, что мужа отправили в Красноярск и собираются депортировать. Надеемся, что нашу семью не разобьют. Я хочу с ним быть рядом. Мы прожили вместе 7 лет. Дети видят, что мама плачет, папы нет, и ничего не могут понять».

Елена Скуратова

/