Поделиться


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Оставить наказ кандидату

Выберите округ:


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Написать письмо депутату

Выберите приемную:


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Убить минотавра


газета «Известия»

Общественный деятель Константин Затулин — об уроках борьбы за статус русского языка на Украине

Этот день, 6 июля, 225 лет назад императрица Екатерина Вторая встречает в Твери, возвращаясь в Северную столицу из полугодового путешествия в новые земли, Новороссию и Крым, позже названного «Великим», как и сама его героиня. «Путь на пользу», предпринятый «счастливой Фелицей», занял совершенно особое, замечательное место в эпопее освоения и мирного развития присоединенных к империи земель. Было отправлено в Лету Дикое поле, веками извергавшее лишь грабительские орды и рабские караваны. На месте хуторов, военных лагерей, а иногда и на пустом месте возникли города, без которых невозможно себе представить дальнейшую историю нынешних России и Украины (Днепропетровск (Екатеринослав), Херсон, Николаев, Мариуполь, Симферополь, Севастополь, Ростов-на-Дону, Одесса, Тирасполь и др.). Был создан Черноморский флот, судьба которого в наши дни остается знаковой для характеристики отношений между двумя соседними государствами. По своим масштабу и последствиям для судьбы восточных славян возникновение Новороссии, приведшее к расцвету всего юга тогдашней Российской империи, − ничуть не меньшее событие, чем открытие Америки Колумбом или первый полет человека в космос.

История екатерининской Новороссии, то есть современных п р о и з в о д я щ и х областей Украины и России, − это история и апология двуязычия, ибо это территория заселялась как крестьянами Левобережной Украины, так и великорусских губерний. Об этом не грех вспомнить сегодня, когда в братской Украине продолжаются столкновения из-за принятого на этой неделе закона «О принципах государственной языковой политики». В государстве, которое унаследовало Новороссию и Крым, в котором большинство населения продолжает говорить по-русски, значительная часть политической элиты, клянущейся в верности «европейскому выбору», устраивает обструкцию любой попытке узаконить хоть в какой-то форме языковую реальность. Борется против русского языка вдохновенно, пассионарно, не стесняясь ни в действиях, ни в словах, при прямой и косвенной поддержке большинства СМИ на Украине и, как ни странно, отдельных масс-медиа в России. Вот уже 20 лет.

Рассуждения о том, как такое стало и остается возможным, небезынтересные для диссертантов, давно потеряли практическую актуальность. Не то с перенесенной к нам в Россию дискуссией о том, как отнестись к самому закону и факту его принятия, какие выводы Российской Федерации делать и делать ли в своей политике по отношению к Украине. Официальная повестка российско-украинского диалога в последние годы слишком часто напоминает отношения бизнес-структур, а не государств, чтобы можно было оставить без внимания комментарии по «языковому вопросу» на Украине, формирующие общественное мнение в России. Оставим пока в стороне прозвучавшие в эти дни заявления председателя Государственной думы и руководителя администрации президента РФ: благожелательные к факту принятия закона на Украине выступления государственных деятелей высокого уровня не могут не оставаться в рамках усвоенной нами политкорректности, общими словами. Как подают события центральные телеканалы, как пишут о борьбе вокруг русского языка «властители дум» нашей интеллигенции?

Как о чужом деле. Изощряясь в сарказмах, ретранслируя риторику о «скандальном законопроекте», запущенную в оборот идейными противниками всякого узаконения русского языка на его киевской родине. Даже такой серьезный аналитик, как Александр Привалов, в последней статье сводит всю тему к предвыборным играм власти и оппозиции, упрекая принятый закон ни много ни мало в «сознательном унижении» русского языка на Украине.

Странно было бы считать открытием, а тем более коварным замыслом то, что политические партии, прошедшие в парламент, используют свою законотворческую деятельность в интересах борьбы за электорат. Пришедшая первой в 2007 году на выборах в действующую ныне Верховную раду Украины Партия регионов обещала своим избирателям бороться за государственный статус русского языка, то есть за равноправие украинского и русского языка на Украине. Можно и нужно упрекать «регионалов» и их лидера Виктора Януковича, ставшего в 2010 году президентом Украины, за проволочку в осуществлении предвыборных обещаний, за фактический отход от тезиса о языковом равноправии. Надо только выбирать время и повод для таких упреков — принятие закона, ставшее вызовом для языкового шовинизма, впервые за все время независимости Украины делающего на государственном уровне шаг навстречу русскому и другим негосударственным языкам, никак не может быть для нас поводом для пригвождения Партии регионов и ее парламентских союзников к позорному столбу. Политолог никак не поможет политику, если, оценивая законодательный акт, будет отделять его от обстоятельств и условий, пренебрегая значением этого первого успешного выступления против пустившего глубокие корни на Украине подхода к решению языковой проблемы. (А. Привалов, кажется, не замечает, как опровергает свою же отрицательную оценку, верно объясняя причины истерики оппозиции: «Оранжевые» как были до сих пор безраздельными хозяевами идеологии, так и хотят ими оставаться — во всей стране… Если сегодня Харьков и Донецк добьются права самим решать, на каком языке говорить, то завтра они, сохрани Бог, начнут добиваться выполнения еще одного предвыборного обещания В. Януковича — бюджетного федерализма. И как это перенести дотационным западным областям?».)

Да, у наших искренних друзей на Украине есть претензии к качеству принятого закона. Но вопреки мнению тех «пророссийских» политиков, которые из раза в раз оказываются не способными добиться успеха на выборах, все равно по своей или по чужой вине, закон «О принципах государственной языковой политики» полезен для мобилизации масс русского и русскоязычного населения (закон «О языках УССР» 1989 года, конечно, присваивает русскому более комплиментарный статус «языка межнационального общения». Вот только УССР больше нет. И что случилось с тех пор с позициями «языка межнационального общения» на Украине, мы хорошо знаем). Будет борьба — сначала за внедрение закона в жизнь, а затем и за расшивку его узких мест, недостатков, за государственный статус русского языка. Место нашей российской интеллигенции — в рядах участников этой борьбы на Украине.

Будем откровенны. Уроки борьбы за статус русского языка на Украине в очередной раз свидетельствуют, что на авансцене украинской политики отсутствует сколь-нибудь мощное, идейное русское и русскоязычное движение — своего рода народный фронт Юга и Востока Украины, — способное добиться от власти и государства кардинального решения о государственном статусе русского языка. Мы тоже внесли свою лепту, не интересуясь этим всерьез, сокращая, а не умножая свои возможности влиять на Украину (чего стоила одна только отставка Юрия Лужкова, ударившая рикошетом по самоощущению русских в Крыму и Севастополе). Из этого нужно делать выводы (например, заразить любовью к Крыму Сергея Шойгу). Накануне октябрьских выборов в Верховную раду, однако, нужно приветствовать любую инициативу Партии регионов или Компартии Украины, которая в совсем не чужом для нас вопросе о судьбе русского языка на Украине расширяет возможности для борьбы за языковое равноправие. Было бы непростительной глупостью в такой момент не беспокоиться об их успехе у избирателя, ибо никаких перспектив преодоления барьера на выборах у других, более идейных и современных представителей Юга и Востока нет.

А пока на смену Екатерине Второй в Крым 12 июля едет Владимир Путин.

Автор — директор Института стран СНГ

/