Поделиться


Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Защита от спама reCAPTCHA Конфиденциальность и Условия использования

Оставить наказ кандидату

Выберите округ:


Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Написать письмо депутату

Выберите приемную:


Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

На
страницу
депутата

Важная веха в истории Абхазии


«Парламентская газета» №32(2516) от 01.07.2011

Рубрика: БОЛЬШАЯ ПОЛИТИКА
Автор: Константин Затулин, депутат Государственной Думы, директор Института стран СНГ

Выборы в Абхазии и Россия.

Депутат Государственной Думы, директор Института стран СНГ Константин Затулин, посетивший на этой неделе Республику Абхазия, уверен, что гражданская мудрость и политическая сдержанность , не только в Абхазии, но и России, могут и должны обеспечить преемственность в решении проблем молодой страны.

Назначенные на 26 августа президентские выборы в Абхазии станут важной вехой в её истории. Наиболее вероятно, что основная борьба развернется между премьер-министром Сергеем Шамбой и вице-президентом Александром Анквабом. Обоих этих политиков в последние годы объединяло нахождение в команде Сергея Багапша, но теперь его нет. Роль в оппозиции Рауля Хаджимбы, дважды пытавшегося избираться на пост президента, скорее всего, подтолкнет его к выдвижению своей кандидатуры в третий раз. Притом, что у Хаджимбы есть свои сторонники, в этот раз, я думаю, значительная часть его электората отойдет к одному из двух главных кандидатов. Могут быть и другие соискатели, но большинство будет выбирать между Анквабом и Шамбой. От зрелости абхазского общества, политической элиты Абхазии зависит, как пройдет эта предвыборная борьба и чем она закончится.

Очевидно одно: кто бы ни стал президентом Республики Абхазия, он должен будет продемонстрировать способность объединять, а не разделять общество. То есть проявить ту способность, которой в высшей степени обладал Сергей Багапш. И будущему президенту, как и прежнему, надо будет вести диалог с Россией, выстраивать с ней отношения и опираться на нее — иного не дано.

Но это далеко не такая простая задача, как кому-то кажется. Потому что в части абхазского общества, кроме благодарности России, присутствуют тревоги и сомнения, связанные с боязнью утраты вольности, которая характеризовала Абхазию времен ее непризнанности. Есть опасение, что открытие республики для инвестиций, преимущественно российских, может привести к утрате малого, которое привыкли рассматривать как исключительно свое, родное. Я имею ввиду природные возможности и изрядно отстающую курортно-санаторную инфраструктуру Абхазии.

По большей части, эти страхи иррациональны, они вредны целям возрождения Абхазии, но есть, конечно, политики, как правило не у власти, которые эти страхи подогревают. Признание Абхазии, безусловно кружит голову части абхазских интеллектуалов, хорошо представленных в интернете. Нет недостатка в попытках отдельных западных «кавказоведов», прямо или косвенно связанных со спецслужбами, увлечь молодые умы если не грантами, то посулами и обещаниями. К примеру, Пол Гобл, в течение долгого времени занимавшийся Карабахом, призывает сейчас в Америке к усилиям по формированию у абхазской политической и особенно экспертной, научной среды ожиданий от Запада, внушая надежды на то, что рано или поздно Запад может признать Абхазию, если она будет дистанцироваться от России.

Никакой ответственности эти западные аналитики перед народом и республикой не несут, никакими полномочиями по признанию Абхазии не обладают. Они пытаются играть на ошибках и трудностях Абхазии и России, на опасениях российского влияния, которые возникают в силу огромности России, соседствующей с Абхазией.

Проповедь недоверия к России, вообще говоря, способна сыграть коварную роль на нынешнем этапе жизни Абхазии, ибо она не только разлагает душу абхазского народа, толкая его на скользкий путь неблагодарности, но и провоцирует раскол, — и с Россией и внутри себя, — крайне опасный для перспектив абхазской независимости.

Для меня это не ново. Я уже давно веду полемику с некоторыми моими абхазскими знакомыми, иногда достаточно жесткую, когда, например, дело касается вопросов преподавания необъективной версии истории в школах Абхазии. Но я знаю, что за недоброжелателями России нет большинства, и даже близко нет сочувствия основной массы населения. Спорить с ними надо, а преувеличивать их значимость ни к чему. Надо понимать, что Абхазия выходит из голодовки — искусственной голодовки, в которую она была погружена в результате конфликтов, блокады, непризнания всеми, в том числе и Россией в течение долгого времени.

Проблемы в отношениях с абхазским обществом, всегда можно купировать тонкой, грамотной политикой России. Чтобы сохранялось российское влияние в Абхазии и уважение, признательность к России прирастали, нам следует умным образом реализовывать собственный потенциал. Рецепты самые простые. Люди, которые с нашей стороны ведут работу в Абхазии, должны стремиться понять абхазский народ, любить Абхазию и выстраивать отношения с ней так, чтобы, отслеживая российские интересы, не задеть национальные чувства. Крайне важно, чтобы у нас вопросы отношения с Абхазией на каком-то этапе не оказались предоставленными на откуп чинушам или казнокрадам, которые, не зная «броду», народных традиций, истории борьбы за независимость, не разделяя ее цели, будут бюрократизировать взаимоотношения и подрывать тем самым усилия российского политического руководства. Обладающего, надо сказать, в Абхазии потрясающим авторитетом. Вот лишь один факт, который, возможно, многие отметили. В момент прощания с Сергеем Багапшем в Сухуме, когда в зал вошел Путин, все встали. И стояли все время, пока премьер России высказывал соболезнования родственникам умершего. Это был единственный такой случай.

Это не просто жест. Это удостоверение глубокого чувства благодарности и по отношению к состраданию, которое проявил руководитель нашего правительства, и вообще к сегодняшней российской помощи республике. Своим признанием Абхазии мы сняли с себя целый ряд грехов, которые раньше наделали в Абхазии и на Кавказе в целом. Теперь надо не растерять позитивного эффекта от того, что сделано за последнее время.

В применении к предстоящим в Абхазии выборам это означает, в отличие от 2004 года, отказ от прямой и однозначной ставки на одного из кандидатов. Тогда, в 2004 году, свою поддержку официального преемника Рауля Хаджимбы мы объясняли уважением к выбору уходящего Владислава Ардзинбы. Судьба не позволила Сергею Багапшу рекомендовать Абхазии кандидатуру на роль следующего президента. Это достаточный повод и для нас чтобы утверждать: все кандидаты в президенты- уважаемые люди. Все они желают блага народу, уважают Россию и нет никакой необходимости их отталкивать, публично высказывая мнение о каком-то одном – единственном «фаворите России»

/