Поделиться


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Оставить наказ кандидату

Выберите округ:


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

«Включение в список запрещенных к въезду стало предметом моды и ревности»


«АН-online» 22.05.2014

Запад и, прежде всего, США продолжают показывать свою сущность и мелко пакостить, то есть «учить жизни» Россию и конкретных лиц посредством неких санкций. На вопрос: «Эти санкции сильно вредят?» отвечает Константин Затулин, директор Института стран СНГ:

«Не могу сказать, что все из них спокойно выдерживают это испытание…»

— Что касается рядового населения, то, безусловно, эти санкции не ощутимы для наших граждан. Но ощутимы проблемы, связанные с развитием экономики, и ощутим рост цен. Однако эти проблемы существовали бы, вне сомнения, и без всяких санкций.

Что касается политической и экономической элиты, то здесь несколько иная ситуация. Собственно, вся идеология этих санкций как раз и состоит в том, чтобы повлиять на людей, принимающих решения, и я не могу сказать, что все из них спокойно выдерживают это испытание…

Хотя в целом включение в список запрещенных к въезду в те или иные страны, в США или Евросоюз, даже стало предметом моды и ревности среди чиновников и бизнесменов.

Многие даже щеголяют своим участием в этом списке и задаются вопросами, а почему кто-то в этот список не вошел, кто-то должен был войти и т.д. То есть, в среде российского политического и экономического класса это стало почвой для таких больших и малых разборок, мифов.

Но если говорить серьезно, то, конечно, есть далеко идущие последствия. Собственно, мы с вами и являемся свидетелями этого, например, сегодня мы видим усилия руководства России по переориентации связей с Запада на Восток. Визит президента России Владимира Путина в Китай лишний раз доказывает это как возможность, так и пределы такого сотрудничества и такой переориентации.

Очевидно, что и существуют, и возникают, и будут возникать проблемы в высокотехнологичных областях, где сейчас и российские, и американские специалисты проявляют виртуозные способности к маневрированию для того, чтобы, подделываясь под общую моду, тем не менее, сохранить какую-то форму кооперации.

Например, в том, что касается развития нашей космической отрасли, где, как известно, американцы находятся сейчас в определенной зависимости от России, связанной с тем, что никаких средств доставки астронавтов на международную космическую станцию, кроме как кораблей «Союз», находящихся в распоряжении России, у американцев нет. Отсюда и эта известная фраза Рогозина о батуте…

И одновременно с этим в силу внутренней конкуренции в Соединенных Штатах одни компании, сотрудничающие с Россией, борются с другими компаниями, которые хотят отвоевать их долю рынка и настаивают на санкциях вопреки, быть может, текущим космическим программам НАСА.

Вот такая сложная ситуация. И она сложная даже не столько для России, сколько, в том числе, и для самих Соединенных Штатов. Это лишняя демонстрация того, что любые санкции всегда обоюдоостры.

Но следует ли считать, что санкции наносят России существенный ущерб? Нет, санкции не наносят России существенного ущерба, но они закладывают определенные тенденции как в инвестиционные программы, так и в атмосферу, которая возникает в экономическом сотрудничестве. Ведь трудно полагаться на партнеров, которые оказываются уязвимы из-за решений своих правительств и в силу этого не могут выполнить своих обязательств.

Обращаю ваше внимание, например, на историю с «Мистралем», который французы, по одной версии, собираются поставлять, а по другой версии, под влиянием и давлением США на сегодняшний день заняли неопределенную позицию.

Им, конечно, выгодно поставить «Мистрали», но они побаиваются Соединенных Штатов. Поэтому в устах президента Франции Олланда поставка «Мистралей» уже не выглядит таким решенным вопросом, как, скажем, в устах министра иностранных дел Лорана Фабиуса, ездившего в Соединенные Штаты.

Что ж, существует психологическое влияние санкций на неустойчивые души, на не национализированную часть нашей политической и экономической элиты, поскольку есть люди, которые остро переживают невозможность для себя и своих близких бывать в каких-то там странах, остро переживают ограничения, связанные со своим бизнесом, и т.д.

Это как раз та часть нашей элиты, которая выросла за 20 лет и завязана на контакты с Западом. Она-то создает и распространяет всякого рода панические слухи и ощущения Апокалипсиса. Естественно, в этом вопросе она волей-неволей сотрудничает с той частью нашей оппозиции (прежде всего, непарламентской), которая в любом шаге власти, в том числе и в украинском кризисе, видит вину, и которая борется с Путиным любыми средствами, в том числе и объединяясь с теми, кто для России и устраивает санкции.

То есть, никаких реально ущербных для России действий предпринять просто невозможно, за исключением психологического и материального воздействия на ту часть нашей элиты, которая держит счета за рубежом, которых могут ограничить в поездках, например, расширив список Магнитского. Но список Магнитского, я думаю, был некой прививкой и на жизни людей России он не сказался.

Естественно, мы бы не хотели никаких санкций, но эти санкции, которые сейчас бурно обсуждаются в западных СМИ, на наш взгляд, просто бессмысленны. Но они важны и для самого Запада, поскольку замораживание наших активов повлечет за собой замораживание наших долгов, а они равновелики…

Александр Саргин

/