Поделиться


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Оставить наказ кандидату

Выберите округ:


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Написать письмо депутату

Выберите приемную:


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Власть в Грузии может смениться

Источник: mnenia.ru

В краткосрочном плане победа оппозиции в Грузии будет означать обострение внутриполитической ситуации в силу желания одних реализовать свои результаты и желания Саакашвили во что бы то ни стало сохраниться в политике и удержать власть. Нынешняя грузинская конституция создает много двусмысленностей в вопросе о власти, и хотя победившая партия будет предлагать своего премьера, утверждать его кандидатуру будет все же президент. Вроде бы это техническая функция, но она дает основания для шантажа оппозиции, попыток давления на нее, используя силовые возможности, и так далее.

С 2013 года к премьеру переходит целый ряд полномочий действующего президента — это делалось Саакашвили в расчете на то, что он и окажется главой правительства. Но союзники Саакашвили, в том числе и на Западе, предпочли бы все же мягкий вариант трансформации режима. Это означает, что сейчас активизируются контакты и с оппозицией, и с властью, в чем активно будут участвовать иностранные дипломаты и прежде всего американцы с тем, чтобы принудить стороны к какой-то форме общежития.

Я не сторонник эйфории по поводу итогов выборов в Грузии. Очень важно, впрочем, что грузинский народ вопреки многолетнему промыванию мозгов, которое было устроено Саакашвили, насильственной смены поколений, которую он инициировать, чтобы выветрить из памяти все доброе прошлое, что связывало Россию и Грузию, — вопреки всем этим обстоятельствам Иванишвили и его соратники смогли добиться впечатляющих результатов на выборах. Это может быть прологом для определенной нормализации грузинско-российских отношений — восстановления дипломатических отношений для начала.

Однако не стоит обольщаться по поводу грузинской элиты, к которой принадлежат и власть, и представители оппозиции. Грузинская элита вскормлена грузинской интеллигенцией, которая постоянно заводит Грузию в тупик, лелея имперские планы на Кавказе, и не готова признавать никакого права на самоопределение для народов, населяющих страну. Сегодняшний политический класс Грузии в качестве догмы воспринимает тезис об утраченных оккупированных территориях и не в силах отказать себе, как это сделала Франция при де Голле или СССР при Горбачеве и Ельцине, в желнии вернуть Абхазию и Южную Осетию. Это будет контрапункт, который будет делать наши отношения напряженными, а самое главное — не позволит им быть в подлинном смысле слова союзническими.

Грузия считает, что препятствием для возврата Абхазии и Южной Осетии является политика России, мы же не собираемся брать назад слово, которое мы дали политикам в этом регионе, признав их независимость.

Само улучшение отношений между Россией и Грузией зависит от реальной конфигурации выборов, от того, насколько оппозиции удастся удержаться во власти и насколько удастся удержать Саакашвили от авантюр и желания вырвать эту победу из рук оппозиции.

Очень важно подчеркнуть, что грузинский народ исходом этих выборов выносит вердикт правящим властям страны, и это, безусловно, является последствием ухудшения отношений между Россией и Грузией при Саакашвили. Но значит ли это, что завтра мы вернемся в прекрасное прошлое и станем считать, что на Кавказе живут одни грузины, как в советское время считали люди в России, которые жили далеко от Кавказа? Думаю, что такого больше не будет.

/