Поделиться


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Оставить наказ кандидату

Выберите округ:


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

«Вор у вора дубинку украл»: Затулин об обвинениях Окруашвили в адрес Саакашвили, «Регнум»


«Безусловно, мы были бы наивными людьми, если бы считали, что все, что говорит Ираклий Окруашвили — истина от первого до последнего слова. Перечисляя эти факты, он пытается выставить себя в выгодном свете. Между тем, я убежден, что обращаться к человеку с предложением убить другого человека можно только будучи уверенным в том, что этот человек в состоянии это выполнить и имеет некий опыт по этой части», — заявил 27 сентября 2007 года директор Института стран СНГ, депутат Госдумы РФ Константин Затулин, комментируя в интервью корреспонденту ИА REGNUM заявление бывшего министра обороны Грузии, лидера «Движения за единую Грузию» Ираклия Окруашвили, в котором он обвинил президента Грузии Михаила Саакашвили в заказе убийства бизнесмена Бадри Патаркацишвили, а также в поощрении коррупции и репрессий против политических оппонентов.
«В этом же заявлении Окруашвили не стесняется признаться в своем авторстве плана по захвату Цхинвали в 2006 году, косвенно подтверждая, что для него нет ничего невозможного и аморального в том, чтобы заниматься всякого рода авантюрами и провокациями», — считает депутат Госдумы РФ.
«С другой стороны, у меня нет оснований не доверять заявлению Окруашвили в тех эпизодах, где он обвиняет Саакашвили в различных преступлениях, — подчеркнул директор Института стран СНГ. — Надо полагать, Окруашвили тщательно продумал свое заявление и решил предать гласности именно те эпизоды, которые выставляют в невыгодном свете президента Грузии, и в относительно более выгодном свете его самого. В целом, неприятное впечатление возникает от обоих. Понимаешь, что ты попал в компанию «плохих мальчиков», с которыми лучше не водиться. С этой точки зрения, все сказанное Окруашвили должно быть подвергнуто тщательному расследованию и анализу. Я уверен, что фамилия Патаркацищвили в этом заявлении появилась не случайно. По всей вероятности, сегодня Окруашвили и Патаркацищвили находятся в дружеских отношениях».
«Можно, конечно, долго злословить по поводу всего произошедшего между двумя в прошлом друзьями и политическими союзниками, все это выглядит, как в поговорке «вор у вора дубинку украл» и было бы смешно, если бы не было так грустно. Ведь люди, о которых идет речь, распоряжаются не только собственными судьбами, но и судьбами многих других людей и обладают (или обладали, как в случае с Окруашвили) возможностью вовлечь регион в очень опасное противостояние. Разве то, что буквально на днях произошло в Кодорском ущелье не является продолжением того курса, который предлагал Окруашвили, который он реализовывал, и который вполне разделяется Михаилом Саакашвили? Расхождения у них только в дележе доходов и собственности и, может быть, в вопросах тактики. Окруашвили казалось, что уже в 2006 году можно было войти в Цхинвали, а Саакашвили поостерегся это делать, а, скорее всего, его заокеанские советники дали понять ему, что его самодеятельность в этом вопросе плохо скажется на отношениях с США», — считает Затулин.
«Из заявления Окруашвили буквально следует, что министр обороны Грузии для того, чтобы уберечься от «расстрельного» поручения президента вынужден, вместо того, чтобы обращаться в суд, искать некое доверенное лицо, представляющее американцев, с тем, чтобы через посредничество США решить эту проблему. Это просто лишнее подтверждение тому, что нынешний режим в Грузии, как во вчерашнем, так и в сегодняшнем, без Окруашвили, его варианте — марионеточный режим. Санкции на то, чтобы входить в Цхинвали или не входить, убивать Патаркацищвили или не убивать, даются на самом деле в США. Поэтому, я думаю, что здесь в России, мы, конечно, можем продолжать настаивать на возобновлении диалога с Грузией, но никакого диалога с ней по определению быть не может, потому что Грузия не самостоятельная страна. Диалог возможен лишь с партнером, который принимает решения самостоятельно, а за Грузию решения принимаются извне. Это страна с очень ограниченным суверенитетом, если он, вообще, еще есть. И эта закулисная история лишний раз это подтверждает», — заключил Константин Затулин.

/