Поделиться


Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Защита от спама reCAPTCHA Конфиденциальность и Условия использования

Оставить наказ кандидату

Выберите округ:


Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Написать письмо депутату

Выберите приемную:


Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

На
страницу
депутата

Выборы закончены. Забудьте?


Константин Затулин, директор Института стран СНГ

«Известия»

«Побеждать ты умеешь, Ганнибал, только пользоваться плодами своей победы не уме-ешь» — так будто бы сказал современник великому карфагенянину, прославившемуся по-бедами в сражениях, но не в войне. И Виктор Ющенко, и Виктор Янукович, и другие участники бесконечной борьбы за Украину на разных этапах оспаривают очередь испить из горькой Ганнибаловой чаши.
Выборы закончены, голоса посчитаны. Кто же победил?
Может, Партия регионов, отстоявшая первенство в рейтинге партий Украины и даже на-растившая представительство в Верховной раде? Но разве она может быть спокойна за будущее, растеряв прежнюю коалицию большинства после выборов, в которых вроде бы победила?
Может, победил Виктор Ющенко, протаранив не слишком конституционными указами разонравившийся парламент и добившись перевыборов? Почему ж тогда он, вдруг оза-ботившись единством Украины, медлит присоединиться к своему наперснику Юрию Лу-ценко, успевшему посватать «Нашу Украину» с Юлией Тимошенко в первую же ночь по-сле голосования?
Ну, конечно, Юлия Тимошенко — вот он, триумфатор в юбке. Но сколько продлится три-умф, если президент и впрямь не разделяет пылких чувств отдельных соратников? И склонен, в духе новой европейской широты взглядов, к браку с Януковичем, а не с Ти-мошенко? Можно ли верить, даже если магия цифры в 227 или 228 мандатов (предел для альянса БЮТ и «Нашей Украины») на время заворожит и Ющенко, что не повторится 2005 г., когда триумфаторы с Майдана подстерегали друг друга на каждом шагу?
В игре в наперстки, развернувшейся вокруг состава правящей парламентско-правительственной коалиции, четыре возможных исхода.
1. Объединение БЮТ с «Нашей Украиной». Союз «прогрессивных прозападных партий» (The Guardian) сулит не только виртуальную радость от родства душ (в вопросах вступ-ления в НАТО, отказа от языкового равноправия и денонсации Переяславской Рады), но и вполне конкретное углубление раскола между Западом и Востоком Украины. Еще важ-нее: союз с одной Тимошенко по итогам выборов превращает Ющенко в досрочного по-литического пенсионера.
2. Реализация «большой коалиции» между Партией регионов и «Нашей Украиной». Бла-годаря этому плану, похоже, было получено согласие вождей Партии регионов на дос-рочные перевыборы. Партнерство невозможно без жертв и ритуальных церемоний, как то: поиск оправданий отказа Партии регионов от соглашений с КПУ, а «Нашей Украины» — с БЮТ. И Януковичу, и Ющенко в роли третьего «не лишнего» может понадобиться Владимир Литвин. Оставив Юлю с носом, оба Виктора вряд ли обеспечат непротиворе-чивый внешний и внутренний курс страны. Кризис, нарастающий к выборам президента 2009 г., тоже неизбежен, как и убийственная критика со стороны Тимошенко, компартии и других политсил.
3. Наиболее брутальный выход: введение «прямого президентского правления» в случае, если торг ничем не закончится или кто-то применит «аргумент N 151» (опробованный летом способ массового депутатского самоубийства путем сложения мандатов или не-принятия присяги). Такой возможностью в Раде будут обладать Партия регионов и БЮТ. Президент может использовать паралич Рады, чтобы доказать стране и миру необходи-мость перекройки Конституции, а до этого — сосредоточения всей полноты власти в его руках. В зависимости от ситуации его может в этом поддержать «демократическая» Ти-мошенко. Но риск раскола страны многократно возрастает.
4. Наиболее фантастичный вариант: сложение сил Януковича и Тимошенко. Против это-го — многое, за — лишь то, что обе фракции, найди они силы договориться и поделить власть, способны противостоять даже такому противнику, как президент, и гарантиро-вать единство страны. У них вместе — конституционное большинство. И я бы не преуве-личивал степень идеологизированности обоих.
Посмотрим.
/