Поделиться


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Оставить наказ кандидату

Выберите округ:


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

ВЫСТУПЛЕНИЕ К.Ф.ЗАТУЛИНА НА МЕЖДУНАРОДНОЙ КОНФЕРЕНЦИИ ПО ОДКБ


Выступление К.Ф.Затулина на Международной конференции «Состояние и перспективы взаимодействия ОДКБ с международными структурами по обеспечению региональной коллективной безопасности»

18.12.2008

Уважаемые коллеги! Анализируя итоги прошедшего года, мы никак не мо¬жем уйти от событий августа и вопроса о том, что они означают с точки зрения нашей реальной коллективной безопасности, ее наличия или отсутствия.
Только что депутат Сената Парламента Республики Казахстан СБ. Акылбай сказал о том, что Парламентская Ассамблея ОДКБ не успела отреагировать, а события были очень скоротечные. Действительно, всего пять дней продолжа¬лась операция принуждения к миру, которую вынуждена была проводить Рос¬сийская Федерация. Да, было трудно успеть за эти пять дней собраться, чтобы обсудить и принять согласованное решение на уровне парламентариев. Мне ка¬жется, было бы гораздо проще собраться и принять коллективное решение на уровне руководителей наших государств, но этого тоже не произошло. Если уж совсем уточнять, то кто мешал и мешает и после этого, за время с августа по се¬годняшний день, дать принципиальные оценки в любом формате ОДКБ, будь то Парламентская Ассамблея, Совет глав государств или Совет глав правительств?
Как вы знаете, такой развернутой оценки по существу, которая удовлетво¬рила бы такое государство — члена ОДКБ, как Российская Федерация, сделано не было. И это больше любых деклараций говорит о состоянии наших взаимных обязательств и отношении разных стран ОДКБ к самому факту их обязательств и ответственности в рамках Договора. Речь ведь не шла о том, что кто-то под¬талкивает другие страны ОДКБ к вооруженным действиям против агрессора. Как видим, это не было необходимо с точки зрения всего происшедшего. Но по крайней мере оценку того, что произошло, государства — члены ОДКБ могли дать? Они ее не дали, и разве никто в мире этого не заметил? Конечно, заметил. А может быть, это нежелание давать оценку и мотивировалось тем, чтобы эту позицию оценили и приняли во внимание? Только не в России, а совсем в дру¬гом месте?
Заметьте, что за прошедшее время президент Грузии Саакашвили успел по¬бывать на слушаниях в парламентской комиссии Грузии, где впервые (три неде¬ли назад) заявил о том, что да, он отдал приказ о начале военных действий про¬тив Южной Осетии. То есть все, что говорилось до того грузинской стороной, что, мол, Грузия оказалась невинной жертвой российской агрессии, он фактиче¬ски опроверг, все-таки был вынужден это сделать.
Таким образом, если это подтвержденный факт, что государство — не член ОДКБ напало не только на Южную Осетию, которая, конечно, не является членом ОДКБ и большинством их не признана, но Грузия ведь напала на миротвор¬ческий контингент Российской Федерации, то есть военнослужащих, которые но согласованию с обеими сторонами несли с 1992 года там определенную мис¬сию, то является ли это основанием для других государств — членов ОДКБ реа¬гировать на это вооруженное нападение? Или по крайней мере дать оценку это¬му вооруженному нападению?
Все мы прекрасно знаем о нашем беспокойстве по поводу втягивания целого ряда стран в НАТО, например, той же Грузии или Украины, о чем все время ве¬дется разговор и опасность чего нисколько не приуменьшена тем фактом, что они не были в этом году включены в план действий по получению членства в НАТО.
Выполнение этого плана, как известно, откладывается, но все нужные ком¬плиментарные слова о том, что Украина и Грузия все равно будут в НАТО, были сказаны. Поэтому мы обеспокоены прежде всего тем, что членство в НАТО такой авантюрной страны, как нынешняя Грузия, может вновь привести к какому-то конфликту (не важно, где именно). Однако в соответствии с Вашинг¬тонским договором государства — члены НАТО обязаны реагировать на угро¬зы, агрессию или какие-то военные конфликты, в которых участвует другие члены НАТО. Мы все прекрасно это себе представляем, а Президент Россий¬ской Федерации и Председатель Правительства несколько раз обращали внима¬ние на то, что НАТО — это не просто «клуб по интересам», а военно-политиче¬ский блок, в рамках которого действуют строгие обязательства по отношению к каждому из его участников и взаимные обязательства. Теперь для сравнения посмотрим какие взаимные обязательства действительны в рамках наших до¬говоренностей по ОДКБ и насколько они прошли проверку этим кризисом в августе?
Я хотел бы особо обратить на это внимание не потому (как от меня многие ждут), что хочу кого-то поставить в неловкое положение. Действительно, у нас никакая не отчетная, а научно-практическая конференция, поэтому именно в научно-аналитическом плане я этот вопрос и ставлю. Давайте все же выясним, есть у нас военно-политический союз под названием ОДКБ или нет? Если он есть, тогда каждый из нас за что-то должен нести ответственность, хотя вообще мало кто любит ее нести, это не всегда приятно.
Российская империя вынуждена была с учетом своей ответственности всту¬пить в Первую мировую войну, хотя вряд ли стремилась к этому на первых по¬рах. Но ей пришлось, потому что у нее были обязательства по отношению к дру¬гим странам — и к Сербии, и к Франции. Россия вынуждена была вступить в войну.
Почему я заговорил на эту деликатную тему в таком ключе? Просто потому, что, как верно было замечено, перед нами огромный комплекс проблем будуще¬го. И хотел бы я ошибиться, но мне кажется, что даже наркотрафик, который традиционно является темой обсуждения на наших конференциях ОДКБ, не бу¬дет самой главной, сплачивающей наши ряды угрозой, с которой нам всем при¬дется столкнуться в ближайшей перспективе.
Экономический кризис, который еще не развернулся в полной мере и не за¬тронул наши страны всеобъемлюще, ставит вопрос о возможности серьезней¬ших социальных, экономических и всяких иных (в том числе политических) ка¬таклизмов в ряде стран с низким уровнем доходов населения и небольшим вало¬вым национальным продуктом. Большинство из этих стран находятся в районе Центральной Азии. Мы можем столкнуться с продовольственным кризисом, а также голодными бунтами и перспективой реального голода в целом ряде ре¬гионов земного шара. Я очень хотел бы, чтобы территория бывшего Советского Союза была здесь исключением.
Сегодня единственная сфера металлообработки в Соединенных Штатах Америки, которая не подвержена рецессии или спаду, — это производство пи¬щевой жести. Самолетостроение, автомобилестроение, машиностроение — эти отрасли находятся в глубоком спаде и рецессии, а производство пищевой жести наращивает обороты, потому что речь идет о существующем ажиотажном спро¬се уже на внутриамериканском рынке на продукты питания, на консервы и так далее. Думаю, что в ближайшей перспективе предстоят товарные, консервные и иные интервенции по периметру границ США, для того чтобы смягчить послед¬ствия экономического кризиса.
Безусловно, это не функции ОДКБ, но в какой мере мы готовы к тому, что именно так надо будет ставить вопрос в Киргизии, Таджикистане, может быть, Узбекистане? Хотелось бы верить, что национальные правительства видят эту проблему и справятся с ней. Но я не думаю, что они будут в этой ситуации от¬талкивать руку помощи или по крайней мере не искать ее.
Перед нами перспектива, связанная с кризисом: нам надо усиливать инте¬грацию в экономической области, что все эти разглагольствования про эконо¬мические, политические и прочие суверенитеты должны быть если не отмене¬ны, то отложены (с точки зрения приоритета). У тех, кто реально интересуется интеграцией, есть шанс продвинуть ее в интересах борьбы с кризисом. Этот шанс впервые предоставляется с момента распада Советского Союза в 1991 го¬ду. В связи с тем цунами, которое на нас надвигается, необходимо обсудить и форсировать меры по укреплению интеграции и взаимопомощи.
Мы периодически получаем публичную информацию от наших уважаемых друзей из США о том, что они рассматривают перспективу строительства воен¬ных объектов и военных баз в Казахстане и Таджикистане. Хотелось бы знать, будут ли там базы или нет? Хотелось бы получить ответ от государств, входя¬щих в ОДКБ. Или это провокация, которая намеренно используется для того, чтобы породить между нами трение и взаимные подозрения, или в этом есть ка¬кая-то доля истины, и тогда надо заранее знать, будет это или нет и в какой мере.
Примеру Российской Федерации о признании государственности Южной Осетии и Абхазии последовала только одна страна — Никарагуа. Поверьте, не всякие события во внешней политике находят отражение в самосознании, но в самосознании населения Российской Федерации отразился тот факт, что в тот момент, когда нам потребовалось сочувствие и поддержка, мы этого не дожда¬лись от большинства наших партнеров по СНГ и ОДКБ.

/