Поделиться


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Оставить наказ кандидату

Выберите округ:


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Написать письмо депутату

Выберите приемную:


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Выступление К.Ф. Затулина на пленарном заседании Всемирной конференции соотечественников


31 октября 2008 г.

ВЕДУЩИЙ: Слово предоставляется первому заместителю председателя Комитета Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации по делам СНГ и связям с соотечественниками, директору Института стран СНГ Константину Федоровичу Затулину.

К. ЗАТУЛИН: Добрый день, уважаемые участники! Я недавно перечитывал историю декабристского выступления. Если помните, там был эпизод, когда уже после поражения восстания на Сенатской площади восстал Черниговский полк Сергея Муравьева-Апостола. Восстание это было подавлено, но в советские времена было не модно писать, что оно было обречено — хотя бы потому, что сам Муравьев-Апостол, пойдя на нарушение порядка и закона, постепенно стал заложником им же взбунтованных солдат. Он не мог контролировать их действия, и они принялись грабить окрестности.
Почему я об этом вспомнил? Михайловский-Данилевский, наш выдающийся историк, писал, что Сергей Муравьев-Апостол не имел успеха, ибо власть, не основанная на законах, не дает продолжительной и постоянной силы над людьми. Я вспомнил об этом потому, что со стороны представителя Государственной Думы, Федерального Собрания было бы логично сегодня обратить внимание на то, что мы находимся в процессе пересмотра действующего закона 99-го года о государственной политике в отношении соотечественников за рубежом. Действует Межведомственная группа по подготовке новой редакции закона, которую возглавляет Вадим Анатольевич Густов, и завтра будет секция, посвященная обсуждению разных вариантов поправок в этот закон. Это очень важное и ответственное дело, но сейчас я, как член этой Комиссии, не претендую на то, чтобы делать какие-то обобщения. Это будет, повторяю, сделано завтра. Я лишь хочу сказать исключительно свое собственное мнение о том, что именно сегодня нужно для того, чтобы вся наша дальнейшая работа с диаспорой в России и за ее пределами была основана на законе. А сам закон устраивал бы нас во всех во всех отношениях.
Вы, конечно, знаете, о законе 99-го года. Само принятие его было важным этапом в становлении связей между Россией и российской диаспорой, но с самого начала этот закон подвергался критике, иногда обоснованной, иногда нет, за его декларативность. Есть положения в этом законе, которые никогда не были выполнены. Скажем, удостоверение соотечественника, о котором там идет речь, так и не было никогда отпечатано и никому не было вручено.
На мой взгляд, есть несколько очень важных вещей, которые являются краеугольными в процессе работы над законом. Первое. Кто такие соотечественники за рубежом? Ведь есть люди, которые законно обижаются на то, что в соотечественники за рубежом записываются все абсолютно, кто не имеет, может быть, для этого никакого желания. А, с другой стороны, есть люди, которые считают, что никого нельзя ограничивать в желании называть себя соотечественником какой-либо страны. На мой взгляд, или, если хотите, на взгляд нашего Института, которые носит название Института диаспоры и интеграции, в определении предмета закона речь, во-первых, должна идти о том, что соотечественниками за рубежом (и тут нет никаких проблем) признаются граждане России, живущие за рубежом. В их отношении действуют не только нормы закона, но и нормы Конституции Российской Федерации. Но есть те, кто, не являясь гражданами России, и, по всей вероятности, не предполагая в ближайшей или последующей перспективе ими стать, должны быть признаны российскими соотечественниками за рубежом. Кто это такие? На мой взгляд, нашими соотечественниками должны быть признаны люди, «которые живут за пределами Российской Федерации, сделали свободный и добровольный выбор в пользу признания своей культурной и духовной связи с нею и, принадлежат по своему происхождению, как правило, к национальностям, исторически проживающим на территории России». В этом определении важно все, в том числе и оговорка «как правило», потому что она позволяет учесть могущие быть исключения.
Такая формулировка означает, что очень многие могут претендовать на звание российского соотечественника. Многие, но не все. Второй вопрос: а как же, собственно говоря, человек должен подтвердить то, что он соотечественник и имеет прямое отношение к закону? Как удостоверить этот «свободный и добровольный выбор» в пользу культурной и духовной связи с Россией? На мой взгляд, было бы желательно внесение в закон необходимости подписания человеком декларации о желании быть российским соотечественником. Такая Декларация может собираться в консульствах и посольствах Российской Федерации или в самой России. В век Интернета и прочих технологий, я думаю, возможны разные варианты. Но сам факт подписания Декларации символичен и важен. К ней должны быть приложены копии документов, которые свидетельствуют о том, что сам имярек, его ближние или дальние родственники имели какое-то отношение к России и к народам, ее населяющим. А если таких документов нет или они утрачены, то в таком случае, наверное, нужно даровать право страновым Координационным советам российских соотечественников поручаться за соискателя и удостоверять его Декларацию. После того, как все это будет сделано, там же, в российском консульстве или посольстве человеку должно быть выдано Свидетельство соотечественника. В своих поправках в закон мы предлагаем уйти от слова «удостоверение», которое воскрешает в памяти болезненные для многих воспоминания о мандатах революционных времен или каких-то бюрократических ксивах более позднего времени. Но Свидетельство соотечественника так же, как Свидетельство о рождении, должно быть, чтобы подчеркнуть для человека и его исторической Родины факт их взаимного узнавания и признания. (Аплодисменты)
Оно должно, безусловно, выдаваться, и экономить на этом, мне кажется, нам совершенно ни к чему.
Следующий момент, о котором я хотел бы сказать. Должен ли этот закон нести в себе какую-то сумму прав и привилегий для соотечественников в России? Это очень дискуссионный вопрос, потому что есть серьезное настроение критиковать, бороться с любым предоставлением прав и привилегий как поводом к коррупции, к недобросовестным попыткам недостойных людей выдать себя за соотечественников исключительно ради льгот. И, тем не менее, здесь надо выбирать: деревья или лес. Мне кажется, что было бы большим поражением всей нашей работы над законом, если бы мы все-таки не закрепили в нем перечень некоторых неотъемлемых прав российского соотечественника. Я их перечислю очень коротко:
1. Возможность ходатайства и получения в упрощенном порядке бесплатной долгосрочной визы в Россию.
2. Возможность получения без квот разрешения на временное проживание в России. (Сейчас, вы знаете, есть такая квота).
3. Возможность осуществления трудовой деятельности в России без получения на то разрешения в России.
4. Возможность получения российского гражданства (это очень важный момент) в упрощенном порядке (которое сейчас осуществляется, но осуществляется по закону, который мне удалось провести в прошлом составе Государственной Думы, только до 1 января будущего года). Думаю, что нам нужно вернуть соотечественникам, принципиально и демонстративно, через Закон о соотечественниках право на получение российского гражданства по упрощенной процедуре.
5. Возможность бесплатного посещения государственных и муниципальных музеев на территории России, если мы хотим, чтобы поддерживалась эта пресловутая «культурная связь с Родиной».
6. Пользование государственными и муниципальными библиотеками наравне с гражданами России.
7. Получение в экстренных случаях медицинской помощи наравне с гражданами России (если он находится в России).
8. Право на захоронение на территории России праха соотечественников при наличии завещания и воли родственников.
9. Право на бесплатное получение в архивных органах Российской Федерации документов, подтверждающих принадлежность к соотечественникам. (Аплодисменты)
Как видите, это комплекс прав, которые не повлекут за собой каких-то огромных растрат или катаклизмов, подобных мировому финансовому кризису, но которые могли бы подчеркнуть то, что за Свидетельством соотечественника есть определенный набор прав и обязанностей. Есть и другие вопросы, связанные с этим законом, но я думаю, что они более детальны и менее значимы, чтобы их обсуждать на пленарном заседании.
Я бы хотел напоследок вернуться к выступлению наших соотечественников с Украины. Не потому что для меня запретный плод сладок и мне постоянно запрещают въезд на Украину. Просто потому, что судьба русского языка и русского человека на Украине – это наша боль, одна из наиболее объемных и наиболее острых на сегодняшний день проблем. Завтра, к примеру, в соответствии с решением Национального совета по телевидению и радиовещанию прекращается вещание российских каналов даже в кабельных сетях Украины. Мы нашли некоторые пути обхода этого решения, о которых на Украине в скором времени узнают. Но, тем не менее, эта проблема очень серьезная. Сегодня депутаты Севастопольского городского Совета отказались прекратить трансляцию российских телеканалов в кабельных сетях Севастополя. Пока мы здесь заседали, такое решение было принято. Давайте поаплодируем этому. (Аплодисменты)
Мы в России, к сожалению, не полностью выполнили свои собственные обещания. Мы принимали 4 июня Обращение к Президенту и правительству России, в котором записали, что надо нам сегодня продемонстрировать волю и желание Российской Федерации строить российские гимназии в самых крупных городах Украины на наши российские деньги. Нужно всячески поощрять из средств государственного бюджета открытие на Украине филиалов российских вузов – все равно, государственных или частных. Надо спасать российское образование и русское слово на Украине, в том числе и такими методами. Нужно, естественно, расширять число граждан Украины, которые приезжают в Россию на учебу, и тратить на это средства федерального бюджета. Сегодня в российских вузах за наш счет учатся всего 800 человек с Украины – это же ничто по отношению к 50-миллионому населению Украины. На Украине, правда, за свет государственного бюджета получают высшее образование всего 40 человек из России. Нам надо перестать на этом экономить. Я говорю об этом, потому что сейчас мы все вступили в полосу мирового экономического кризиса. Заранее могу сказать, что будет больше, чем надо, желающих сэкономить на том, что кажется непрофильными расходами, – на культуре, на образовании, на связях с соотечественниками за рубежом. Наша конференция, мне кажется, должна найти возможность сказать, что эти расходы даже в такой период не могут подлежать никакому секвестру. Спасибо. (Аплодисменты)

/