Поделиться


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Оставить наказ кандидату

Выберите округ:


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Написать письмо депутату

Выберите приемную:


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

На
страницу
депутата

Выступление К.Ф. Затулина на парламентских слушаниях «О гуманитарном векторе международной политики Российской Федерации»

VIDEO

2 апреля в Госдуме состоялись  парламентские слушания «О гуманитарном векторе международной политики Российской Федерации», организованные Комитетом Госдумы по делам СНГ, евразийской интеграции и связям с соотечественниками. Размещаем  выступление на слушаниях К.Ф.Затулина, первого заместителя председателя Комитета.

Выступление К.Ф. Затулина на парламентских слушаниях «О гуманитарном векторе международной политики Российской Федерации» в Государственной Думе России 2 апреля 2019 года.

Я очень люблю детей. Хочу сказать, что детей мы все любим по сей день, после 70 с лишним лет советской власти, в течение которой всегда любили детей. Но когда, я помню, в перестроечные годы мы устали слушать о том, что надо любить детей, то кто-то очень зло сказал: если вы хотите любить детей, любите взрослых и помогайте, прежде всего, им, и тогда будут хорошо жить и дети. Если вы будете помогать взрослым, они позаботятся о детях.

Мы пытаемся объять необъятное. Мы хотим профинансировать весь русский язык, снабдить всех учебниками, утвердить все репертуары русских театров в чужих государствах. То есть, по сути, государственных театров, которые могут быть и русскими, и нерусскими по своему репертуару.

Деньгами мы этого не добьёмся, тем более, что их нет. Для того, чтобы этого добиться, нужно, чтобы в этих государствах русская диаспора уважалась, во-первых. А, во-вторых, чтобы власти в этих государствах сами были заинтересованы в поддержке русской культуры. Чтобы пришли к власти такие политики, которые будут на это обращать внимание.

Но разве мы работаем с чужими политиками в русле гуманитарного вектора нашей внешней политики? Разве мы их выращиваем? Разве мы готовим журналистов для стран СНГ? У нас есть такие курсы, бесплатные желательно?

Помню, как я проводил курсы для украинских журналистов в Крыму накануне всех событий 2014 года. Несколько лет проводил их за свой счёт и спонсорскую помощь, потому что никакой государственной помощи получить не мог.

Кроме того, что я уже не в первый раз являюсь первым заместителем председателя комитета, уже 23 года возглавляю некоммерческую, неправительственную организацию, которая называется «Институт стран СНГ». И я знаю, что никогда государственные учреждения не смогут делать то, что в состоянии делать НКО, если они правильно работают. Как Фонд Сороса, Карнеги или кого-нибудь ещё на Западе.

Россия этим не занимается, потому что нас душит политкорректность. Она нас душит, мы гордимся, что не вмешиваемся в политику за рубежом. Вот сейчас, очевидно, возникает ситуация, что никакой кандидат в президенты Украины не может быть человеком, на которого мы можем делать ставку. Потому что вся политическая элита Украины прогнила снизу доверху, её нужно менять.

Но мы ведь в это не вкладываемся. Мы этим не занимаемся. Мы занимаемся, в лучшем случае, тем, что проводим концерты, фестивали культуры. Это очень важно, но это мало что даст, с точки зрения темпов убывания нашего влияния. Вот в чём проблема, на самом деле.

Ведь наша культура ничем не хуже. Пушкин ничем не хуже Шекспира или Чехов, допустим. Я помню, как замечательная сербская актриса Ивана Жигон, после войны в Югославии в 1999 году на приёме в британском посольстве обмолвилась, что собирается играть в пьесе Чехова. И атташе сказал: вы знаете, мне Чехов не очень нравится, он какой-то пресный. И она сказала: ну, конечно, я вас понимаю. Для вас, англосаксов, лучше Шекспир. У Чехова слишком мало крови.

Наша культура ничем не хуже. Но для того, чтобы она честно конкурировала за влияние надо заниматься политикой и общественной деятельностью. И создавать для этого институты, и создавать для этого возможности.

Кто когда-нибудь в МИДе или не в МИДе отвечает за то, какова на самом деле динамика создания наших НКО в той или иной стране, где наше влияние на самом деле подвергается риску? Есть такая отчетность? Я эту отчетность ни разу не видел, не видел ни одного наказанного и никого награжденного за то, что происходит хорошо. Не видел ни разу. Зато я слышу все время о финансировании. Нужно финансирование. Финансирования никогда не хватает и никогда не хватит. Направьте, наконец, его на те вещи, которые позволят достичь цели.

Поскольку время мое истекает, я вынужден излагать все тезисно. Хочу сказать я еще об одной вещи, о которой здесь тоже говорилось. Когда я еду по Рублевскому шоссе, — я там не живу, но иногда там бываю, — вижу там большие рекламные плакаты «Израильское гражданство за три дня».

Значит, израильское гражданство за три дня. Маргарита Симонян действительно энтузиаст, она говорила с президентом, и я с ней потом разговаривал. Но это пока очень большой аванс сказать, что у нас что-то сдвинулось в вопросах гражданства. Все, чего мы добились, о чем сказал Леонид Иванович — справку отменили для граждан Украины. Чтобы не смешили никого, обращаясь за справкой о выходе из гражданства Украины к украинским органам, которые ее не выдают.

И второе, что мы сделали, — о чем мало кто знает, — добились принятия поправок в президентский указ о политическом убежище. Это не наш указ, но мы добились. Вот я лично этим занимался. Они приняты, эти поправки. Теперь можно становиться политэмигрантом в России. А то ведь у нас до 2019 года не было ни одного политэмигранта в России за все время существования российского государства. Это разве политика?

Но это все. Больше мы пока ничего не смогли добиться.

Ну, и наконец, последнее.

Хочу придать оптимизма нашему собранию. Есть на самом деле пример успешного применения российской мягкой силы. Конечно, есть – это Крым. Вот вам пример. И давайте его проанализируем со всех сторон. Как 23 года не дали Крыму забыть о России, а России забыть о Крыме. Это и есть мягкая сила. Спасибо.

/