Поделиться


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Оставить наказ кандидату

Выберите округ:


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Выступление К.Затулина на Парламентских слушаниях Госдумы «Состояние российско-украинских отношений и выполнение обязательств по Договору о дружбе, сотрудничестве и партнерстве между Российской Федерацией и Украиной»


01.04.2008

Председательствующий. Слово для содоклада предоставляется Затулину Константину Федоровичу, первому заместителю председателя Комитета по делам Содружества Независимых Государств и связям с соотечественниками.

Пожалуйста, Константин Фёдорович.

Затулин К.Ф. Большое спасибо, Любовь Константиновна.

Добрый день, уважаемые участники слушаний, коллеги, гости с Украины, которых мы всегда рады видеть.

Сегодня 1 апреля, день в день, исполняется 9 лет Договору о дружбе, сотрудничестве и партнерстве между Российской Федерацией и Украиной с момента его вступления в силу. Подписан он был в 1997 году, одновременно с соглашениями о параметрах раздела и условиях дальнейшего пребывания на Украине российского Черноморского флота, но вступил в силу после двух лет дискуссий, которые бушевали в том числе и в этом, и в соседнем зале пленарных заседаний Государственной Думы. И были связаны с разными оценками того, удачен этот Договор для интересов Российской Федерации или нет.

Не скрою, и в те времена, не будучи уже депутатом Государственной Думы I созыва и не будучи вновь депутатом Государственной Думы как теперь, я принимал самое активное участие в этих дискуссиях, и моя точка зрения тогда была достаточно категоричной. Я считал, что этот Договор, при всей важности факта его подписания, тем не менее не устанавливает ни гарантий дружбы, ни механизмов партнерства, ни масштабов сотрудничества.

Я считал, и во многом продолжаю считать, что документ, который был подписан, а затем ратифицирован у нас и на Украине, имеет один совершенно недвусмысленный, четкий, не подлежащий двойному толкованию пункт, а именно пункт о признании прежних административных границ между РСФСР и УССР государственными границами между новыми независимыми государствами, — Украиной и Российской Федерацией.

Безусловно, все здесь присутствующие, в курсе словесных баталий тех лет, и в курсе того, какие вопросы тогда лежали на чаше весов.

Наверное, есть основания и сегодня упрекать документ, который считается базовым, большим Договором между Российской Федерацией и Украиной, в недостаточной конкретности. В таком, если можно так выразиться, типовом характере. Проводя исследование текста этого документа, мы еще в 1997 году установили, что он процентов на 90 совпадает, скажем, с Договором между Россией и Узбекистаном и другими договорами, которые подписывались в 90-е годы, — время, когда еще не иссякла центробежная тенденция и эйфория суверенитетов.

Тем не менее Договор этот стал законом. А закон, нравится он кому-то или нет, необходимо выполнять. Именно так, как мне кажется, мы в России относились к Договору о дружбе, сотрудничестве и партнёрстве с Украиной. Мы не меняли ни государственного подхода к дружбе, сотрудничеству и партнёрству с Украиной, но всегда выражали желание и стремление находить новые сферы сотрудничества с Украиной. И недаром здесь вот только что вспоминал Николай Янович Азаров о едином экономическом пространстве, которое чуть было не сложилось, если бы не события на Украине, которые фактически вывели ее из числа активных участников создания ЕЭП. Я имею в виду события 2004-2005 годов.

Договор с Украиной, как и всякий договор, имеет сроки своего действия. Он истекает 1 апреля 2009 года и должен быть продлён на следующий 10-летний срок, если ни одна из сторон до 1 октября 2008 года не уведомит другую о выходе из договора. В связи с чем встаёт такой неприятный вопрос о возможности пересмотра договора и даже выхода из него?

Казалось бы, что за дикость — не считать, что между Россией и Украиной должны существовать отношения дружбы, сотрудничества и партнёрства. Мы ведь действительно рады видеть в этом зале наших друзей. Наши друзья на Украине не перестают быть нашими друзьями в зависимости от конъюнктуры. Я хочу ещё раз поприветствовать присутствующих здесь: Юрия Анатольевича Бойко, Наталию Михайловну Витренко, Валерия Николаевича Голенко, Вадима Васильевича Колесниченко, Валерия Владимировича Саратова, Сергея Павловича Цекова и других участников сегодняшнего обсуждения из Украины. Все люди, которые мною перечислены, — это общественные и государственные деятели, народные депутаты Украины, руководители крупных, как мы сказали бы в России, субъектов, а в случае с Украиной скажем: областей и городов, их представительной власти. Не все смогли приехать. Мы благодарны тем, кто принимает участие в сегодняшнем разговоре.

Но факты — упрямая вещь. Конечно, выступавший здесь сегодня Григорий Борисович Карасин и выступивший вчера в газете \»Известия\» мэр Москвы Юрий Лужков с двух сторон, занимая по вопросу о Договоре, как мне кажется, всё-таки разные позиции, во многом похитили те «за» и «против», которые я должен был бы изложить с этой трибуны. К сожалению, даже при анализе двусторонних экономических отношений, как это сделал только что Николай Янович Азаров, мы говорим о тревожных тенденциях, несмотря на то, что товарооборот растёт и Украина остаётся для России самым главным внешнеторговым партнёром в СНГ (напомню, что 29 миллиардов долларов — это товарооборот между Россией и Украиной. Следом за Украиной с 26 миллиардами в нашем сальдо внешнеторгового баланса следует Беларусь).

Мы действительно понизили удельный вес России в экономической жизни Украины, но он остаётся все равно очень весомым. Хотя, я уверен, будущие выступающие обязательно скажут, когда мы будем говорить об экономических проблемах, что их масса, — главным образом вмешательства в экономику со стороны политических сил, не настроенных на улучшение российско-украинских отношений, — тем не менее в экономической сфере, где многое подчинено естественным законам, а не чьей-то доброй или злой воле, дела как-то развиваются и есть определённая динамика.

Но мы были бы очень наивными людьми, если бы считали, что такая же ситуация, в отношениях между Россией и Украиной, сохраняется и в военно-политических, и в гуманитарных областях. Между тем в договоре, пусть и декларативном, к этим вопросам установлены определённые и обязательные подходы. Всем хорошо известна статья 6 договора, в соответствии с которой ни одна из сторон не участвует и не поддерживает «каких бы то не было действий, направленных против другой…, и обязуется не заключать с третьими странами соглашений, направленных против другой Стороны. Ни одна из Сторон не допустит также, чтобы ее территория была использована в ущерб безопасности другой Стороны».

Вы знаете прекрасно, что завтра в Бухаресте откроется Совет НАТО. И наиболее дискуссионным вопросом, как ожидается, будет обсуждение заявок Украины и Грузии на присоединение к Плану действий относительно членства в НАТО. Является ли эта заявка вытекающей из союзнических, по сути, отношений между Россией и Украиной, соответствует ли она Договору, который мы подписали в 1997-м и ратифицировали в 1999-м? Для меня ответ абсолютно ясен: она не соответствует ни духу, ни содержанию договора, а является его прямым нарушением.

Хочу заметить, что это не только чья-то личная точка зрения. Мы получили в преддверии этих слушаний заключения от министерств, ведомств, от научных центров. И в официальном отзыве Дипломатической академии МИД РФ говорится, по сути, то, что я сейчас только что сказал: что присоединение Украины к такому военно-политическому блоку, как НАТО, безусловно, выхолащивает смысл Договора и является его нарушением.

Нам пытаются доказать и уже не в первый раз, что российские отношения с НАТО — это де отношения гораздо более высокого уровня, чем у НАТО с Украиной, и полномочия Совета Россия-НАТО, — это полномочия гораздо более действенные, чем те сегодняшние программы и те сегодняшние формы сотрудничества, которые использует Украина с НАТО. Но тенденции и намерения России и Украины в отношении НАТО совершенно разные.

И в советские времена, несмотря на всем известную конфронтацию двух систем, несмотря даже на холодную войну, корабли Королевского флота Великобритании периодически посещали наши порты, наши военно-морские базы с визитом вежливости. А наши корабли, я прекрасно это помню, совершали ответные визиты в Портсмут и другие порты Великобритании. Можно вспомнить аналогичную практику с Соединёнными Штатами, Францией, любым другим членом Североатлантического альянса. Но нужно различать формальную вежливость и признание соседства друг с другом от желания встроиться в определённый военно-политический блок, и взять на себя взаимные оборонные обязательства.

Это желание действительно не носит сиюминутного характера у властей Украины. Как уже здесь было сказано в выступлении украинского гостя, она проявилось ещё в 90-е годы. Хочу обратить внимание, уважаемые коллеги, что в материалах этих слушаний есть письмо февраля 1999 г. ныне покойного Президента Российской Федерации Бориса Ельцина своему коллеге, ныне здравствующему, но уже не Президенту Леониду Кучме, в котором говорится, в связи с ратификацией Договора, что необходимо, безусловно, определить лимиты отношений с НАТО, потому что отношения с НАТО, — это вытекает из письма Ельцина, — в случае своего развития, вступления или глубокого сотрудничества Украины с НАТО, противоречат концепции Договора и дружбе, сотрудничестве и партнёрстве между Российской Федерацией и Украиной.

Очевидно, что никакой критики не выдерживают заверения, в соответствии с которыми Украина, членствуя в НАТО, будет сама определять, как ей это делать, до каких пределов, размещать или не размещать базы на своей территории. Говорится о том, что в этом отношении мы можем быть спокойны, есть гарантия Конституции Украины.

Нам бы хотелось несколько более прочных гарантий, чем конституционные гарантии со стороны властей, которые эту Конституцию уже неоднократно нарушили. Я ведь не помню в этой Конституции положения о третьем туре президентских выборов, которые прошли и дали власть нынешним руководителям Украины в 2005 году. Я не помню оснований для внеочередных выборов 2007 года, которые тем не менее прошли и привели к присяге ныне действующий состав парламента. И, наконец, ни для кого не является секретом, что гарант украинской Конституции, успокаивая Россию тем, что Конституция Украины кладет предел всяким домыслам о возможности НАТОвских или чьих бы то ни было других военных баз на украинской территории, сейчас официально вступил в процедуру, связанную с подготовкой нового варианта Конституции и публично поставил на утверждение нового основного закона Украины.

Можно ли Российской Федерации в этом случае безоглядно доверять их заверениям? Разве не были мы только что свидетелями достаточно острых дискуссий между членами НАТО, где одни члены НАТО упрекали других за отлынивание от общих военных операций, призывали их к порядку, к тому, чтобы не было внутри НАТО двойных стандартов и все равномерно несли тягло, которое блок решил взвалить на себя. А блок, как вы знаете, ни много ни мало, претендует на роль мировой полицейской силы. И его интересы сегодня не ограничиваются берегами Атлантики, но простираются и в Ираке, и в Афганистане, и в других местах.

Таким образом, хочу заметить, мы констатируем, что в этой существенной для России части договора Украина уходит от обязательств. И если эти планы будут осуществлены, прямо нарушит свои обязательства по Договору о дружбе, сотрудничестве и партнёрстве с РФ.

Второй вопрос, который я обозначил, это вопрос о нашем сотрудничестве в гуманитарных областях, в развитии культуры. Я напомню, что преамбула договора, ратифицированного и вошедшего в силу, начинается таким образом: «Российская Федерация и Украина… опираясь на исторически сложившиеся тесные связи, отношения дружбы и сотрудничества между народами России и Украины».

Я хотел бы узнать, по каким причинам последние несколько лет на Украине проходит официальное переутверждение истории для удостоверения того, что ее главными героями были те, кто изменял, предавал или боролся с Россией, кто 200, 150, 50 лет назад стрелял иногда в лицо, иногда в спину нашим общим предкам (мазепы, шухевичи, выговские и др.). Соответствует этот курс, отнюдь не академический, а принятый на государственном, на президентском уровне, преамбуле и смыслу нашего Договора?

Безусловно нет. Но это моё суждение. А есть статья 12 договора, в которой говорится, что стороны не должны допускать ущемления прав национальных меньшинств и попыток ассимиляции вопреки их воле.

Вы прекрасно знаете, что в 1989 году 12 с лишним миллионов русских по национальности во время переписи заявили о том, что они русские и живут на Украине, тогда Советской Украине. Ровно через 12 лет, в 2001 году, — к этому времени два года как Договор уже вступил в силу, — число русских по первой на Украине Всеукраинской переписи, уменьшилось на 3,5 миллиона человек. При том, что, несмотря на снижение рождаемости, отмечен был рост числа этнических украинцев на своей исторической родине.

Почему это произошло? Это произошло в силу того, что государство Украина и в те времена, а тем более в нынешние, после 2005 года, ведёт курс на ускоренную дерусификацию и пытается построить счастье украинского народа так, как оно его понимает, — за счёт национальных меньшинств, за счёт русского языка. Примеров здесь более чем достаточно. Я не думаю, что мне есть необходимость их приводить. Это и сокращение числа школ, и принудительные меры по переводу кинопроката, и запрет, недавно чуть не состоявшийся на то, чтобы в поездах вообще пели песни не на государственном языке. И так далее, и так далее. От великого до смешного и от смешного до трагичного в этом курсе на форсированную дерусификацию один шаг.

К сожалению, мало времени всегда бывает для того, чтобы проанализировать то, что происходит в наших отношениях с Украиной, но, завершая своё выступление хочу сказать, что у участников слушаний на руках есть проект рекомендаций, которые мы хотели бы затем, после слушаний, заново рассмотреть, дополнить и предложить в качестве официального документа. И он предусматривает в этом, может быть, самом важном и ключевом с точки зрения вопросе разные варианты решения. Я просто их подчеркну для того, чтобы лишний раз мы знали, о каких вариантах мы можем говорить.

Первый вариант: «Исходя из необходимости продления договора, предложить МИД Российской Федерации преступить к консультациям с МИД Украины и относительно практики выполнения ряда статей и договора, необходимости закрепления его отдельных положений дополнительными соглашениями, которые предусматриваются договором или вытекают из его содержания».

Второй вариант: «Исходя из необходимости поддержания дружбы и сотрудничества с Украиной, провести переговоры с украинской стороной по изменению, дополнению договора на основе имеющегося опыта его исполнения».

Третий и четвёртый, в случае присоединения Украины к плану действий относительно членства в НАТО. Третий вариант предполагает возможным продление действия договора на очередной срок только при условии одновременной и внеочередной пролонгации соглашений между Российской Федерацией и Украиной о Черноморском флоте на территории Украины на последующие 20 лет на прежних условиях.

И самый радикальный вариант: «Уведомить Украину в установленном порядке о выходе Российской Федерации из Договора и принять закон о его денонсации, обратившись к народам Украины и России с объяснением причин и мотивов денонсации».

Это не лёгкие решения, но если мы хотим, чтобы нас уважали, мы должны рассмотреть их серьёзно.

Спасибо.

/