Поделиться


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Оставить наказ кандидату

Выберите округ:


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Выступление Константина Затулина на траурной панихиде в память о Владиславе Ардзинба


Выступление депутата Госдумы РФ, директора Института стран СНГ К.Ф.Затулина на траурной панихиде, посвященной памяти первого президента Республики Абхазия Владислава Григорьевича Ардзинба.

Абхазия, 9 марта 2010 г.

Дорогие братья и сестры!
Соотечественники, сограждане!

В час скорби и траура позвольте сказать вам, что Абхазия не одинока. Не только на Северном Кавказе, но и в других областях и городах России зажгут сегодня свечи или совершат намаз в память Владислава Григорьевича Ардзинба, первого Президента Республики. Ум, честь и достоинство народного вождя Абхазии прославили сам абхазский народ далеко за пределами Абхазии.
Сегодня Владислав Григорьевич, при жизни вошедший в историю, становится ею навсегда. Сегодня, вместе с ним и благодаря ему, мы прикасаемся к вечности. Мы не вправе лицемерить: путь Ардзинба не был простым не только потому, что он, как все люди, мог ошибаться, не только потому, что его противники – враги Абхазии – были сильны. Многие из нас не всегда его понимали. Мне тяжело вспоминать, сколько сил отдал Владислав в борьбе с Козыревыми и Ельциными, устроившими, по наущению из Тбилиси, блокаду Абхазии на следующий день после победы. Это сократило его дни, но он никогда и ни в чем не упрекал ни Россию, ни русский народ. Он понимал разницу.
Уверен, попади Ардзинба в годы войны в руки врагов – его, скорее всего, убили бы. Я вполне представляю, как это могло бы произойти. Но, при всем воображении, не могу представить себе его униженным, просящим пощады. Есть французская поговорка «Можно прикасаться только к голове принцев», то есть человека королевской крови можно казнить, но не оскорблять. Никто не посмел бы, окажись он в плену, ударить его по лицу.
Президент Владислав Ардзинба ни перед кем не склонял головы, когда касалось Абхазии. Он умер, как солдат, до последнего борясь с болезнью. Он будет, как солдат, похоронен на линии фронта.
Сегодня прошел дождь, но реки Абхазии несут чистые воды в наше Черное море. Это знак. Мы, русские, верим, что все наши святые, мученики, герои и исповедники двадцать четыре часа у престола Всевышнего молят за Россию и русский народ. Бог, Анцуа, призвал к себе Владислава. Может быть, нужно посоветоваться – что дальше делать с Абхазией, как дальше жить абхазскому народу. Я верю, что Владислав Ардзинба и там, наверху, будет вечным заступником своей дорогой Абхазии. Пусть ему там будет за нас не стыдно.

/