Поделиться


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Оставить наказ кандидату

Выберите округ:


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Написать письмо депутату

Выберите приемную:


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

XII Европейский русский форум прошёл в Брюсселе


В Брюсселе в здании Европарламента 25 и 26 ноября прошел XII Европейский Русский Форум. Главной темой Форума была обозначена проблема эскалации отношений между Западом и Россией: «Будущее Европы в случае военного конфликта».

Организатором Европейского Русского Форума традиционно выступил Европейский русский альянс (ЕРА), а участниками стали политики и эксперты из разных стран: России, Франции, Бельгии, Голландии, США, Греции, Италии, Чехии, стран Прибалтики и других европейских государств.

Со своими докладами выступили: постоянный представитель России при Европейском Союзе, чрезвычайный и полномочный посол Владимир Чижов; первый зампредседателя Комитета Государственной думы Российской Федерации по делам СНГ, руководитель Института стран СНГ Константин Затулин; депутат Европейского парламента Костадинка Кунева, депутат Государственной думы РФ Юрий Мищеряков, бывший представитель генсека ООН по разоружению, эксперт Венского центра по вопросам разоружения и нераспространения Анжела Кэйн, депутат Европарламента, зампредседателя делегации по парламентской кооперации между ЕС и Россией Иржи Машталкаадвокат, профессор права колледжа Биркбек Лондонского университета Билл Боуринг, бывший аналитик ЦРУ, основатель ассоциации «Профессионалы спецслужб — за здравомыслие» Рэй Макговерн и другие.

Модераторами дискуссий стали: депутат Европарламента (2004-2018), председатель Европейского русского альянса Татьяна Жданок; депутат Европарламента Мирослав Митрофанов; депутат Европарламента (2004-2009), руководитель политического движения «Альтернатива» Джульетто Кьеза и депутат Государственной думы РФ Евгений Примаков.

Приводим стенограмму выступления депутата Государственной Думы РФ Константина Затулина:

Тема сегодняшней дискуссии этого пленарного заседания: «Деградация отношений Запада и России в период с 2007 по 2018 год». Действительно, если воспользоваться словами Бёрнса, «бывали хуже времена, но не было подлее». Россия и Запад прошли на протяжении многих лет, сотен лет, определенную школу взаимоотношений. Между прочим, еще в XIX веке Данилевский выразил свое отношение к этому, опубликовав книгу «Россия и Европа». Из самого названия которой следует, что Россия не может во всех отношениях быть полностью интегрированной в Европу, Россия – нечто особенное. И в силу этого отношения между Россией и Европой существенно важны для всего Евразийского континента. С тех пор прошло время, у нас появился на самом деле еще один полюс в XX веке – это Соединенные Штаты Америки, в XIX веке Соединенные Штаты не выглядели таким полюсом.

Что же у нас происходит и почему сегодня мы обсуждаем тему предвоенной угрозы? Говорят, «кто старое помянет, тому глаз вон». Но все-таки у нас во дворе, где я воспитывался вместе со средней школой, может быть, больше, чем в средней школе, всегда было принято, если возникает какой-то конфликт, выяснять, а кто же первый начал? От этого никак не уйти. Давайте вспомним, что в 80-90-е годы был первый эксперимент по самостоятельному применению силы без санкций Организации Объединенных Наций. Это была операция «Буря в пустыне». Здесь среди участников мой коллега, депутат Государственной Думы Евгений Примаков, внук в тот момент спецпредставителя президента Горбачева, а потом премьер-министра Евгения Примакова, который как раз пытался остановить эскалацию военных действий, добивался компромисса. Его усилия, к сожалению, не увенчались успехом, как и усилия в целом Советского Союза, потому что Запад, прежде всего Соединенные Штаты, был настроен демонстративно на то, чтобы покарать Саддама Хусейна. А затем это привело к интервенции под фальшивым предлогом. Я хотел бы задать риторический вопрос: кому стало лучше после того, что там произошло? Каково количество жертв, которые измеряются сегодня миллионами, в этом регионе после вмешательства Запада в Ирак? Но, войдя во вкус, напомню, в 90-е годы, которые многие считают здесь опытом позитивного сотрудничества между Россией и Западом, вы знаете, что Соединенные Штаты и НАТО в целом, представленное европейскими странами, пошли на военные действия против суверенной европейской страны Югославии.

Хочу заметить, может быть, стоило сказать об этом в самом начале, о том, что в Москве произошла презентация книги научного сотрудника, а прежде дипломата Уильяма Хилла, который только что издал в Соединенных Штатах книгу «Нет места для России». Уильям Хилл в этой книге, как раз вспоминая эти события, приходит к выводу, что политика Запада по отношению к России с самого начала игнорировала любые эмоциональные интересы и проблемы России ради достижения односторонних преимуществ таким образом, что в сегодняшнем мире, если согласиться с точкой зрения Запада, России просто нет места со своими национальными интересами.

1999 год. К этому времени, хочу заметить, мы состояли в таком сватовстве, как «Партнерство во имя мира», с НАТО. Это «Партнерство во имя мира» было предложено нам в 1995 году для того, чтобы сгладить впечатления от продвижения НАТО на Восток. Никакое «Партнерство во имя мира» не воспрепятствовало тому, чтобы мир был нарушен в 1999 году бомбардировками союзной Югославии, а затем развалу этой страны. Разве мы не предупреждали, что ничем хорошим это не кончится? Но Запад был настроен смотреть на все односторонне. Кто в этом не убежден, достаточно познакомиться с мемуарами госпожи Мадлен Олбрайт, которая много страниц посвящает тому, почему сербы должны быть примерно наказаны, и почему она считает, что сербы ведут себя неправильно. Она думала, что сербы таким образом мстят за Косовскую битву 1389 года. Вот с такими представлениями об истории и происходящем в регионе, конечно, очень легко принимать решение, кто прав, кто виноват.

Мы предупреждали о том, что дело с признанием Косово хорошим не кончится. И хотя с приходом к власти нового руководства страны в 2000-х годах были сделаны попытки сближения, вы, наверное, помните, что президент Российской Федерации публично заявил о готовности рассмотреть возможность вступления России в НАТО. Это было в начале 2000-х годов. В 2002 году госсекретарь Бейкер, бывший госсекретарь, – когда госсекретари становятся бывшими, они иногда начинают говорить что-то похожее на правду, – он заявил о необходимости рассмотреть возможность членства России в НАТО, чтобы не было этих разделительных линий. Но это было проигнорировано. Господин Блэр целое письмо написал своему коллеге Путину с многими комплиментами, но суть этого письма состояла в том, что Россия никак не может претендовать на членство в НАТО. Затем последовало признание Косово. Мы предупреждали, что это еще отзовется, как во всех остальных случаях неурегулированных конфликтов, в том числе на постсоветском пространстве. Мы предупреждали.

В 2007 году, который является точкой отсчета нашей панели, Путин выступил в Мюнхене. Я не буду повторять то, что он сказал, но это же было предупреждение. В 2008 году я был депутатом Государственной Думы. По моей инициативе в Государственной Думе прошли парламентские слушания о ситуации в зонах конфликтов: в Южной Осетии, Абхазии, Приднестровье. Мы прямо публично заявили о том, что если будет совершенно вооруженное нападение, то России ничего не останется, кроме как признать непризнанные государства. Прошло полгода и руководство Грузии сочло, что начало Олимпийских игр и поддержка, которую Грузии всегда, как сегодня Украине, оказывали американские власти, — достаточное основание для того, чтобы предпринять авантюру в Южной Осетии. Вы знаете, чем это закончилось – Пятидневной войной и принуждением Грузии к миру. Мы признали Абхазию и Южную Осетию. Начали ухудшаться отношения. К этому времени, кстати, в дело включился Европейский союз. Произошла как бы смена смотрящего за всем этим постсоветским пространством.

Европейский союз во времена Баррозу выдвинул известную идею Восточного партнерства. В чем смысл этой идеи? Её смысл в растаскивании постсоветского пространства, ныне пространства Содружества Независимых Государств, и это партнерство, как вы знаете, заведомо исключало любое участие России в этом процессе. Мы предупреждали, что хорошим это не кончится. Но дело дошло до того, что ради достижения своей цели сотрудники Европейской комиссии не гнушались ничем.

Некоторое время назад в этом зале я вспоминал господина Штефана Фюле. Я не знаю, он продолжает свою карьеру или нет. Господин Штефан Фюле был человеком, ответственным за интеграцию Украины в Восточное партнерство, и брал чемоданами взятки от режима Януковича, для того чтобы докладывать здесь, в Евросоюзе, о том, что Украина уже готова, уже созрела для подписания этого документа. Где сейчас господин Штефан Фюле? И что в отношении того, насколько Украина и к чему готова?

Действительно кризис 2014 года у всех на памяти. От него точка отсчета – это санкции, которые были наложены на Россию и ложатся все время. Но давайте разберемся. Ведь в основе этого всего было неуемное желание втащить Украину в европейское партнерство. И даже то, что тогдашний президент Янукович, ознакомившись на самом деле с тем, что ему предлагают, просто предложил перенести на какое-то время подписание этого документа, было воспринято в штыки и стало поводом для Майдана. И Майдан этот был инспирирован на Западе. У нас в этом нет никакого сомнения, в России. Безусловно, он не увенчался бы успехом, если не было бы внутренних условий на Украине, коррумпированности режима и всего остального. Но коррумпированность режимов – это постоянная составляющая для многих ситуаций в мире, для многих внутренних состояний в разных государствах. Здесь же речь шла о том, что просто можно перечислить десятки европейских парламентариев, деятелей Европы, которые отмечались на Майдане, присутствовали там и призывали к тому, чтобы Майдан не сдавался и требовал своего. Кульминацией этого был государственный переворот. Накануне его три министра иностранных дел, вы помните, дали гарантии того, что все стороны пришли к согласию в отношении дальнейшего. Фамилии их известны. Один из них работает сейчас президентом Федеративной Республики Германии, два другие, правда, уже не работают, но Польша и Франция участвовали в этом процессе так же, как и Германия. Кто-нибудь заплакал, пролил слезу по поводу того, что на следующий день после подписания этого документа случился государственный переворот? Кто-то возмутился в Европе? Никто не возмутился, потому что все это было с самого начала двойным стандартом.

К этому времени мы уже познакомились и с такими вещами, как, например, «арабская весна» и «цветные» революции в странах Северной Африки и Ближнего Востока. К этому времени уже был растерзан Каддафи, хотя речь шла всего-навсего в резолюции ООН о закрытой для полетов зоне. Тем не менее, прямое участие принимали инструктора и вооруженные силы некоторых средиземноморских европейских государств. Можем ли мы в этой ситуации доверять Западу? Можем ли мы доверять странам, которые все время живут по одним стандартам для себя и по другим стандартам для других?

Вот самый яркий пример последнего времени в этом плане – это сравните между собой дело Скрипалей и дело Хашогги. Случай со Скрипалями, как мы знаем, погиб, по-моему, то ли хорек, то ли барсучок. Кот. И это было поводом для того, чтобы Россию обвинили во всем и изгнали десятки российских дипломатов с места их работы в посольствах европейских и других стран. Кто-нибудь что-нибудь сделал существенного в связи с тем, что семья, правящая в Саудовской Аравии, это удостоверено уже Центральным Разведывательным управлением, дала указание убить на территории чужой страны в своем посольстве диссидента? Что-нибудь произошло, мир перевернулся? Абсолютно ничего похожего. Ни один саудовский дипломат ниоткуда не выслан. Можем ли мы в этом случае доверять Западу, когда он выступает со своими миролюбивыми инициативами?

Достаточно в данном случае судьбы Договора о ракетах меньшей и средней дальности. В чем проблема с этим договором? В том, что теперь подлетное время сокращается до минимума, а следовательно в принятие решений об ответном ударе, что является основой нашей доктрины, фактически вступает компьютер, а не человеческая воля и политическое решение. Времени на осмысленное обсуждение, что же произошло, просто не остается. В этом опасность. Мы становимся заложниками компьютера в случае, если договор действительно будет разрушен и начнется размещение ракет. Хотя нам сейчас обещают, что этого не произойдет.

Я заканчиваю. Хочу сказать, что, конечно, мы ценим высказывание своего соотечественника генерала Вандама, который сказал когда-то, что хуже вражды с англосаксами может быть только дружба с англосаксами. И в этом плане для нас сегодняшняя ситуация тоже является определенным моментом истины. Мы не сторонники углубления конфронтации, но я хочу вам сказать, если какие-либо корабли вопреки нашим правилам, правилам мирового судоходства будут куда-либо прорываться, будь это Керченский пролив или Белое море, то реакция будет всегда такой, которой она была вчера. Спасибо. 

/