Поделиться


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Оставить наказ кандидату

Выберите округ:


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

«Я вынужден отстаивать свое доброе имя»


Константин Затулин

Известия

В вашей газете 22 октября был опубликован материал под заголовком «Мы найдем, кто передал в «Известия» секретные документы». В этом интервью и.о. председателя Службы безопасности Украины Валентина Наливайченко были распространены сведения обо мне, не соответствующие действительности и порочащие мои честь и достоинство.
Так, в частности, господин Наливайченко заявил: «Мы считаем, что господин Затулин нарушил Закон о правовом статусе иностранцев. В нем прописана норма уважения к законодательству, языку и народу. Мы дважды доказывали в суде, что Затулин действительно совершал противоправные действия».
Если первая часть цитаты, содержащая оговорку «мы считаем», может быть квалифицирована как высказывание мнения Наливайченко, то утверждение, что они дважды доказывали в суде, что я действительно совершал противоправные действия, полностью не соответствует действительности, носит порочащий характер и подпадает под действие ст. 151, 152 ГК РФ.
Целью заявления господина Наливайченко является стремление публично опорочить мое имя и, выставив меня правонарушителем, вызвать негативное отношение ко мне как к личности, депутату Госдумы и публичному политику, занимающемуся вопросами интеграции России с соотечественниками за рубежом.
«Известия» уже предоставили мне возможность дать ответ, опубликовав 28 октября мою статью под названием «У Службы безопасности Украины концы с концами не сходятся». Но высказывание господина Наливайченко обо мне, распространенное в СМИ, из-за этого ответа не исчезло. Все это причинило мне существенный моральный вред, заключающийся в нравственных страданиях. Я вынужден был подать исковое заявление в Тверской районный суд Москвы, чтобы защитить свое доброе имя не только в СМИ, но и в судебном порядке. Это связано со значительными душевными переживаниями и потерей времени, поэтому я потребовал обязать господина Наливайченко опубликовать в «Известиях» опровержение и взыскать с него в мою пользу компенсацию за причиненный моральный вред в сумме четыре миллиона рублей.
/