Поделиться


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Оставить наказ кандидату

Выберите округ:


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

За неделю до Вильнюса: «Ще не вмерла Украина»


Константин Затулин

Полный текст статьи, опубликованной в газете «Известия»

Всю эту нестандартную неделю – до дня саммита «Восточного партнерства» 28 ноября – Украина живет ожиданием решений. В ночь со вторника на среду на поле «Стат де Франс» не в ее пользу решился вопрос об участии в будущем Чемпионате мира по футболу. Ни во вторник, ни в среду не разрешилась интрига вокруг дальнейшей судьбы Юлии Тимошенко и подписания брачного контракта с Евросоюзом. Если первое горе искренне объединяет всю Украину вкупе с футбольными фанами России, то второе делит наших соседей пополам, – на тех, кто с этим поздравляет, и тех, кто по этому поводу соболезнует.

Сюрпляс на треке, в котором в последний момент замерли сборные Украины и ЕС в гонках по евровертикали, способен свести с ума и более устойчивые, менее чувствительные души, чем политологи и журналисты по обе стороны украино-российской границы. Три встречи Януковича с Путиным 25, 27 октября и 9 ноября, как три таинственных карты в «Пиковой даме», преследуют воображение несчастных певцов евроинтеграции. Приуныл даже такой плодовитый украинский колумнист как Виталий Портников, прежде изливавший неисчерпаемые запасы сарказма на Россию, Таможенный союз, Путина, Глазьева и др. («не смешите мои тапочки», 10 октября). Двадцать лет Портников продавал свои пиявки, а теперь, такое впечатление, вернулся к разбитому корыту («то упорство, с которым Россия старается… сдержать… Украину как самостоятельное государство, не может не вызвать удивления у стороннего (!) наблюдателя», 17 ноября).

Что же случилось? Всего-навсего то, о чем предупреждали: что экономика Украины начинает не выдерживать даже намеков на разрыв связей с Россией. Что отказ от российского предложения в пользу европейского выбивает почву из-под переговоров о снижении цены на газ, который Украина уже не в состоянии оплачивать. Что медленно запрягающее население Востока Украины начинает приходить в движение, о чем свидетельствует хотя бы собрание прежде аполитичных «лучших людей» Севастополя, позавчера призвавшее депутатов всех уровней от этого города сдать мандаты «если Украина пойдет с ЕС». «Можно сказать, что разворот к России – приказ власти от реального сектора экономики» (Николай Азаров, председатель Правительства Украины, 13 ноября).

Прозрения, возможно, и не произошло бы, не затронь Запад так бесцеремонно деликатные обстоятельства, называемые «делом Тимошенко». Сразу скажу, что в чем-чем, а в бедах Тимошенко Россию подозревать не приходится: для нас всегда было удивительным как наши друзья на Украине избрали «превышение полномочий» поводом для осуждения бывшего премьера. И теперь Сенат тех самых США, где совсем недавно из тюрьмы «за работу славную, за дела хорошие» вышел ее патрон и работодатель Павел Лазаренко, может «на голубом глазу» требовать ее освобождения. Но как бы мы не относились к факту осуждения Тимошенко, если суд и приговор над ней – это не глубоко внутреннее дело Украины, тогда что вообще считать внутренним делом? Виктор Янукович успел убедиться, что ласковые европейские друзья, глядя ему в глаза, уже видят на его месте в 2015 году совсем другого человека. «Держат за лоха» – как сказали бы во времена нашей беспокойной молодости.

Следует ли нам учитывать или даже использовать все эти обстоятельства, выстраивая российскую политику на украинском направлении? Или, как предложил, к примеру, Борис Межуев на прошлой неделе, сделать «смелый и неожиданный ход» – «рискнуть Януковичем»? («Известия», 14 ноября). А точнее, всей нашей прежней линией поведения, направленной на вовлечение Украины в единое экономическое пространство, выступающее на этом этапе в форме Таможенного союза?

Прежде чем настоять на своем убеждении, что умным людям нельзя предлагать, а тем более требовать от нашего Президента и его команды быть круглыми дураками даже из оригинальных побуждений, позволю себе личное отступление. В последнее время в определенных кругах, которые у нас, к сожалению, не ограничиваются экспертным сообществом, принято бесконечно злословить о «провалах» нашей политики на Украине, по врожденному недомыслию исполнителей сложившей все российские яйца в корзинку мнимой пророссийской Красной Шапочки – «предательского» Януковича. Чем дальше имярек от конкретной борьбы за российские интересы на Украине, тем свободнее он на эту тему рассуждает. Как будто в 2005–2010 годах, – во времена «оранжевых», бросивших России прямой и недвусмысленный вызов, – у нас в самом деле был какой-то идеальный выбор! Как чемпион по числу запретов на въезд на Украину, вынесенных мне в награду за поддержку Виктора Януковича и Партии регионов, от которого Виктор Федорович поспешил дистанцироваться как только вернулся при Ющенко в премьеры, свидетельствую: никаких особенных иллюзий в отношении украинских политиков, что во власти, что в оппозиции, никто в руководстве России никогда не питал. По крайней мере, на моей памяти.

Виктор Янукович – плоть от плоти той элиты, которая сформировалась на Украине за годы ее независимости. Будучи представителем Востока Украины, он теперь отвечает за всю ее, включая Ужгород и Львов, что не может не отражаться ни на его политике, ни на его мировоззрении. В этом мировоззрении крепко засела идея многовекторности, игры на противоречиях Востока и Запада. С этим приходится иметь дело, но это, по крайней мере, лучше, чем пытаться сотрудничать с мессией, пытающимся научить украинцев топить соломой и идти в НАТО.

Скажу больше – в ответственные периоды истории украинская старшЍна, сиречь «элита», всегда пыталась, как ласковая телятя, не терять отношений с обеими матками. Потрудитесь создать обстоятельства или воспользуйтесь ими – и вот вам Богдан Хмельницкий. А мог бы быть Иваном Мазепой – никаких внутренних предубеждений не было бы. Значит ли это, что мы не должны видеть различий между конкретными Хмельницким и Мазепой, Януковичем и Ющенко или Тимошенко? Конечно, нет. У каждого своя история. И Россия вынуждена договариваться с теми, кто есть, если не хватило времени или возможностей помочь появлению других, более близких.

Теоретически остается три варианта: либо Евросоюз пойдет на попятную и, потеряв лицо, подпишет договоренности с Украиной без освобождения Юлии Тимошенко; либо подписание 28 ноября будет сорвано, в чем обе стороны обвинят друг друга, не снимая с повестки риторику о евроинтеграции. Либо, наконец, неизбежное обострение внутренних и внешних событий накануне выборов 2015 года приведет нынешнее руководство Украины к выводу о необходимости решиться на вступление в Таможенный союз. Наиболее вероятен второй сценарий, но при любом исходе Россия должна будет продолжать борьбу за свои интересы и влияние на Украине. Мы нуждаемся не только в переговорах и договоренностях на высшем уровне, но и в усилиях по развитию широких связей как с Украиной в целом, так и с близкими нам украинскими регионами, людьми на Украине, которые продолжают верить в лучшее будущее российско-украинских отношений. Нужны реализм, воля, терпение и время на выполнение работы, новые Лужковы и филиалы МГУ на Украине, а никак не шараханье из стороны в сторону.

/