Поделиться


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Оставить наказ кандидату

Выберите округ:


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Затулин: Второй тур на выборах в Абхазии возможен, но не обязателен


«Кавказский узел» 15.08.2014

Директор Института стран СНГ Константин Затулин в интервью «Кавказскому узлу» рассказал о своем видении разворачивающейся в Абхазии кампании по выборам нового президента. Предыдущий президент Александр Анкваб был вынужден в июне подать в отставку. По мнению эксперта, второй тур на предстоящих выборах «возможен, но не обязателен». При этом наибольшие шансы выйти в него имеют кандидаты Хаджимба и Бжания. Россия, как отметил Затулин, не будет делать очевидной ставки на кого-то из претендентов, поскольку «уже получила опыт такого рода». Причиной политического кризиса, охватившего Абахзию в мае, по мнению эксперта, стало разочарование людей в президенте Анквабе, от которого ожидали более решительных мер по борьбе с коррупцией.

Предвыборный расклад

В отличие от выборов в Парламент Абхазии 2012 года, в этой кампании среди кандидатов нет представителей бизнеса. Все четыре участника — генералы. Чем, по вашему мнению, объясняется такое засилье силовиков?

Они условные военные, за это время успешно превратившиеся в политиков и общественных деятелей. Хаджимба, к примеру, такой же военный, как Путин, поскольку давно не работает по специальности. Он уже не тот человек, который говорил в 2004 году: «Вы просите, чтобы я что-то сказал, а на моей предыдущей работе меня учили молчать». Кишмария, кончено, военный, но у меня такое впечатление, что он не столько президентом стремится стать, сколько напоминает о необходимости с собой считаться. Я знаком в Леонидом Дзапшбой, но знаю его не столько как министра внутренних дел, сколько как хорошего парня, с которым играл в футбол (Л. Дзапша возглавлял Федерацию футбола Абхазии. — Прим. «Кавказского узла».). Только Бжания действительно сейчас возглавляет спецслужбу. Но здесь вопрос не в противостоянии «военные –гражданские», а в опоре на различные регионы и группы.

На какие регионы и на какие группы опираются кандидаты?

Абхазия многонациональна. В жизни постконфликтной Абхазии серьезную роль играют, например, армяне – больше, чем русские. Однако, я думаю, не ошибусь, если скажу, что абхазский народ, выстрадавший государственность Абхазии, рассматривает ее как свою кровную, являясь, как принято говорить, «первым среди равных». В главных вопросах, — как например в верности курсу на независимость Абхазии, — абхазы едины. Внутри абхазского народа существуют, однако, выраженные региональные группы, основные из которых – гудаутская и очамчирская – до некоторой степени конкурируют между собой за влияние.

Реальности послевоенного устройства Абхазии и смены властей привели к появлению более или менее устойчивых групп, — назову их клубами сторонников, римляне назвали бы клиентелой, — вокруг таких фигур как Владислав Ардзинба, Сергей Багапш, Александр Анкваб. Эти связи сохраняются и после смерти вождей, переходя к их политическим наследникам, родственникам и друзьям. Хотя расколы в среде своих совсем не исключены, считается правильным сохранять лояльность и принадлежность.

Трудно, например, предположить, что при сегодняшнем раскладе кандидатов «ардзинбовцы» будут голосовать за Бжанию, а «анквабовцы» — за Хаджимбу или Дзапшба. При этому каждый кандидат в президенты пытается заручиться присутствием в соей команде представителей основных региональных групп – в интересах внутренней стабильности абхазского народа во власти должны быть представлены и «гудаутские», и «очамчирские». Как правило, этого пытаются достичь, формируя связку кандидатов «президент – вице-президент». Загляните в биографии нынешних выдвиженцев – все станет понятно.

Как вы оцениваете вероятность второго тура на этих выборах?

Я полагаю, что второй тур возможен, но не обязателен. Сказать больше – почему не обязателен, я не хочу и не могу: это означало бы подсказку – кто победит. Не хочу никого обижать, к тому же я только затруднил бы этим свою роль наблюдателя на выборах.

Если будет второй тур, кто имеет наибольше шансы в него выйти?

Хаджимба и Бжания.

Три кандидата, участвующие в президентской гонке подписали так называемый «Общественно-политический договор»? В чем смысл этого документа?

Перед выборами существуют разные ходы. Настрой, продемонстрированный в ходе подписания договора скорее оппозиционный экс-президенту Анквабу , поэтому Бжания, пользующийся поддержкой людей, близких к Анвабу и, судя по всему, его самого, не стал подписывать договор.

На ваш взгляд избрание какого кандидата в наибольшей степени соответствовало бы интересам экс-президента А.Анкваба, который вынужден был под давлением уйти со своего поста?

Я думаю, что в наибольшей мере Анкваба устроило бы избрание А.Бжании, а в наименьшей степени его обрадовало бы избрание Л.Дзапшбы, выдвижение которого, я полагаю, было дополнительно простимулировано личной обидой – при Анквабе на него завели уголовное дело по якобы имевшей место растрате средств в возглавлявшейся им Федерации футбола Абхазии.

Какие политические фигуры (помимо тех, кто выдвинулся кандидатом на выборах), на ваш взгляд, наиболее влиятельны сейчас в Абхазии?

В Абхазии достаточно много авторитетных людей. Во-первых, это люди, авторитетные в своем городе или селе – их столько, сколько городов и сел в Абхазии. Есть фигуры общенационального значения – глава Абхазской православной церкви о. Виссарион (Апплиаа), есть политики, имеющие влияние, но не участвующие в выборах – тот же Анкваб, бывший и нынешний спикеры парламента –Нугзар Ашуба и Валерий Бганба, журналисты – например главный редактор «Чегемской правды» Инал Хашиг и др.

Какую роль в нынешнем политическом раскладе играют экс-премьеры Леонид Лакербая и Сергей Шамба?

Леонид Лакербая, насколько я знаю, как и большинство из окружения Александра Анкваба, поддерживает Аслана Бжанию.

Сергей Шамба — один из наиболее авторитетных политиков в Абхазии, вне зависимости от того, занимает он пост или нет. Он – ветеран абхазского национального движения, человек, в свое время пригласивший в него Владислава Ардзинбу. Как соперник А. Анкваба на прошлых выборах, С. Шамба имел, вполне веротяно, серьезные шансы на реванш. Однако он не стал сам выдвигаться в президенты, предпочтя в этот раз поддержать Раули Хаджимбу.

По каким именно причинам Шамба не стал участвовать в выборах?

После проигрыша в 2011 году, Сергей Шамба не мог бы по возрасту участвовать как кандидат в следующих выборах президента Абхазии, если бы они прошли в срок. Он решил, что его активная политическая карьера завершена. Неожиданная для всех, включая оппозицию, досрочная отставка Анкваба поставила его перед дилеммой: идти вновь на выборы, конкурируя с гораздо более отмобилизованным кандидатом (Р.Хаджимбой) или поддержать Р. Хаджимбу, чтобы не допустить раскола в рядах вчерашней оппозиции. Шамба предпочел второе.

В ходе майского кризиса активно требовал отставки Анкваба Якуб Лакоба. Каковы позиции этого политика в посткризисном раскладе сил?

Лакоба – это харизматичный фактор абхазской политики, не более и не менее харизматичный, чем Владимир Жириновский: всюду участвующий, но не выигрывающий, влияющий, но не критично.

Отношения с Россией

На ваш взгляд, на кого из кандидатов делает ставку Москва?

Россия не будет делать очевидной ставки, как это было в предыдущих случаях. Россия уже получила опыт такого рода. Кроме того, все кандидаты выступают за развитие и углубление отношений с Россией. У России здесь есть только один интерес – чтобы выборы не превратились в гражданское противостояние.

Опыт открытой поддержки одного из кандидатов оказался негативным? Почему?

Россия в 2004 году недооценила глубину межличностных и иных противоречий в абхазском обществе. Окружение больного и уходящего президента Ардзинбы не проявило достаточной гибкости, а Россия передоверилась его выбору. Но никакой трагедии не произошло. Сегодня, по прошествии лет, позиция Россия 2004-го года не выглядит такой ошибочной, как кому-то казалось по горячим следам событий. Дело даже не в том, что кандидат 2004-го года Р.Хаджимба имеет высокие шансы занять пост президента в этом году. Россия в 2004 году проявила уважение к мнению основателя независимого абхазского государства и внесла решающий вклад в достижение договоренностей Багапш – Хаджимба, которые позволили выйти из тупика.

Но Россия больше не хочет подвергать себя риску, слишком глубоко вовлекаясь в борьбу кандидатов на выборах президента Абхазии, каждый из которых, безусловно, ищет дружбы с Россией.

В интервью «Кавказскому узлу» после присоединения Крыма к России вы заявляли: «Абхазия не готова поменять условный суверенитет на вступление в РФ», однако указывали при этом, что это обусловлено позицией местных элит, которые «в своем воображении» видят страну только суверенной, хотя в гражданской среде идеи присоединения к России популярны. Кто из баллотирующихся сегодня кандидатов с наибольшей вероятностью может поставить вопрос о вхождении республики в состав России?

Ни один из кандидатов не выступает за вхождение республики в состав России, но все они выступают за углубление сотрудничества и интеграции между двумя странами.

Есть ли вероятность, что после избрания кто-то из кандидатов сменит позицию и возьмет курс на вхождение в состав России? Кто это может быть?

Не думаю. При этом, полагаю, и без вхождения в Россию востребован и будет осуществляться курс на более глубокую, экономическую, социальную и культурную взаимную интеграцию России и Абхазии. Возможен возврат к идее ассоциации России и Абхазии.

В самом деле, положение, при котором по соседству с процветающим Сочи не удается наладить схожую по уровню жизнь населения в соседней Абхазии, вызывает все больше разочарований – как в Абхазии, так и в России. В конце концов, в этом и состоит урок всей истории с Александром Анквабом.

Майский кризис

В мае в Абхазии разгорелся политический кризис, закончившийся досрочной отставкой президента. Столкновение каких элитных групп привело к противостоянию?

Скорее это было не столкновение элитных групп, а выступление людей, которые были разочарованы в своих надеждах. Они полагали, что Анкваб твердой рукой поведет борьбу с коррупцией,но выяснилось, что вместо старых людей пришли новые, а сам Анкваб из борца с коррупцией превратился в Давида Строителя, причем стройки часто воспринимались как престижные, но не необходимые (различные объекты городской инфраструктуры, на фоне негазифицированных сел и др.). Вокруг многочисленных строек развилась коррупционная среда, в которой свою роль играли и поставщики из России.

Анкваб – жесткий и конфликтный человек, не умел превращать врагов в друзей, как это удавалось, к примеру, С.Багапшу. Враги платили ему тем же: вспомним историю покушений.

Как поменялся политический расклад после отставки Анкваба? Какие силы сейчас наиболее влиятельны? Это силовики? Или может быть криминалитет?

Поначалу в выигрыше оказался один Рауль Хаджимба – последний из могикан «ардзинбовской эпохи». К настоящему времени его гандикап уже не так однозначен. Появились новые игроки из числа молодежи, новое поколение, следующее за поколением Хаджимбы, Шамбы, Анкваба. (Виталий Габния, Саид Лолуа и др.)

Что касается криминалитета, то в Закавказье (особенно в Абхазии) к абрекам всегда относились с уважением. И к ворам в законе тоже. Вор в законе всегда был популярнее прокурора, и на этом фоне избрание Анкваба, который был милиционером, — абхазский рекорд Гиннеса.

Если говорить о военных, то я не преувеличивал бы их влияния. В Абхазии все мужчины были военными в 90-е годы, там нет особого военного сословия вроде сикхов в Индии.

В 2011 году вы в одной из своих статей (СНОСКА: Затулин К. «Яд или противоядие?». — Дипкурьер, 31.01.2011.) писали о «медленном отравлении» части абхазского общества «ядом недоверия к России». Майский кризис в Абхазии имеет отношение к этой проблеме дефицита доверия?

Конечно, некоторые представители абхазской интеллигенции уже после признания независимости, писали в блогах, что, мол, пора сказать России «спасибо» и двигаться самостоятельно. Сейчас же Абхазия должна перейти к новым формам бытия, и в связи с этим, у части населения возникают подозрения, что все завоеванное заберут чужаки. Нет понимания того, что ни дома отдыха с санаториями, ни те же мандариновые плантации никто не увезет из Абхазии, а чем больше будет инвестиций, тем больше вырастет уровень жизни в Абхазии.

Единственный российский сюжет, который использовался в противостоянии в мае-июне – подозрения в коррупции при освоении российских денег.

При победе какого из претендентов на президентский пост россияне будут больше инвестировать в экономику республики?

Россияне будут инвестировать не в связи с чьей-то победой, а в том случае, если победитель обеспечит эффективное и справедливое правление, защиту от беспредела или произвола сверху – донизу. Если рынок, в том числе и рынок недвижимости, станет в Абхазии цивилизованным. Социализм в отдельно взятой Абхазии построить не удастся, но минимум социальных гарантий должен быть. Это тоже важно для инвестора – чтобы его инвестиции были защищены от местных Робин Гудов общим социальным благополучием населения Абхазии.

/